ПРЕДИСЛОВИЕ


Международное христианско-демократическое движение. Теория и практика

Всякая религиозная истина имеет абсолютный характер. Но для своего земного осуществления она требует относительных исторических средств, соответствующих цели обретения человеком вечной жизни. Средства эти должны быть найдены разумом и научным опытом. Разыскание их, следовательно, входит в задачу общественных и гуманитарных наук. Однако до сих пор в нашей стране в сознании многих, почитающих себя христианами, существует недоверчивое, подозрительное или же, в лучшем случае, индифферентное отношение к данным наукам. И этот непростительный индифферентизм составляет поистине духовную язву, излечение которой может принести нашему народу величайшее благо.

В странах, где распространены католицизм и протестантизм, необходимость духовно-нравственного совершенствования, преображения человека и общества была осознана еще в конце XIX — середине XX вв. Это побудило многих западных теоретиков — Папы Льва XIII, Ж.Маритена, Э.Мунье, Л.Эрхарда и др. — направить свои усилия на разработку религиозно-социального учения, сочетающего в себе принципы христианства и демократии. В России ряд прогрессивных православных мыслителей того времени (в их числе — такие известные философы как В.С.Соловьев, С.Н.Булгаков и Е.Н.Трубецкой) также двигались в данном направлении.

Однако воля Божия в отношении России была иной: по причине нашего вероотступничества, по сути, предательства Бог оставил нас наедине с дьяволом. И так продолжалось до рубежа 80—90-х гг. ХХ столетия, за исключением военных и нескольких послевоенных лет, когда советское государство сняло с повестки дня проведение богоборческой, антирелигиозной политики.

В то время, когда в нашей стране велась война с религией, подвергались репрессиям и гонениям верующие, многие страны Западной Европы и Латинской Америки пытались на практике осуществить идеалы христианской демократии, но эти попытки, надо признать, не дали желаемого результата. Это было связано с тем, что народы этих стран слишком увлеклись внешней, материальной стороной жизни в ущерб внутренней, духовной, а для христианских демократов «идеологические» измерения всегда оставались преимущественно неопределенными в плане их исторического применения. Без преувеличения можно сказать, что христианским демократам не хватило «верности идее», если учесть, что христианское вероучение рассматривает Библию в качестве главного источника социальных, политических, экономических и духовных рецептов, в то время как христианско-демократические партии видят в ней лишь этическую основу для проведения собственной политики.

Вследствие этого возник разрыв между партийной идеологией и практикой, с одной стороны, и концептуальными представлениями «отцов-основателей» международного христианско-демократического движения — с другой. Даже духовное и культурное присутствие католической и протестантских церквей (последних, правда, в меньшей степени), которые предложили свои моральные и социальные учения, не привело к сколько-нибудь заметному теоретическому и политическому развитию христианско-демократического движения в этих странах, за исключением, пожалуй, ХДС Германии и ХСС Баварии. Иными словами, программы христианско-демократических партий либо не включали в себя все содержание Теолого-философского учения, разработанного христианами и демократами, либо выхолащивали ее суть. Результат этого пагубного разрыва общеизвестен: сама возможность перехода человечества на новый этап развития была заблокирована, и — более того — шел процесс углубления духовного кризиса западной цивилизации, что в конце ХХ — начале XXI вв. породило острейшую проблему выживания человечества.

Что же касается современной отечественной христианско-демократической мысли, то она после почти семидесятилетнего запрета и гонений никак не может возродиться. Большинство наших ученых, интеллигентов, политиков увлечено, увы, материальной, а не духовной стороной жизни. Свою мировоззренческую установку они экстраполируют на все наше общество, все глубже погружая его в трясину примитивного материализма и вульгарного прагматизма. Их следует упрекнуть и в том, что по сию пору они не видят принципиальную разницу между демократией буржуазной, формальной и демократией христианской, персоналистской, органической, считая эту последнюю формой правления, которая является лишь слегка подправленной, очищенной от наиболее вопиющих проявлений нищеты и крайне жестоких форм эксплуатации при капитализме. Поскольку, по их мнению, достижение этого идеала не приведет ни к чему иному, как к сохранению существующего капитализма, то это, в конечном счете, оправдывает тех, кто насаждает в нашем обществе уродливые формы буржуазного строя.

В нашей стране теория и практика международного христианско-демократического движения в подлинном их смысле, в отличие от коммунизма, либерализма и евразийства, практически неизвестны (огульная критика в советское время лишь искажали их). Так получилось, что именно автору данной монографии выпала высокая честь представить их на суд российскому читателю в наиболее полном, развернутом виде.

Первая публикация автора под названием «Идеология христианско-демократического движения» была, в сущности, пробной, неполной и издана в 2001 г. малым тиражом. С выходом в свет настоящего издания, как надеется автор, ситуация может и должна коренным образом измениться. Ибо международное христианско-демократическое движение возникло и развивается в русле христианства, воистину являющимся одним из революционных элементов в духовной истории человечества, представляет собой достойный ответ на духовный кризис современной западной цивилизации.

Конечно, без творческой, моральной и материальной поддержки, оказанной автору рядом ученых Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова (МГУ) и Московского государственного строительного университета (МГСУ) и друзьями, работа над монографией вряд ли была бы закончена в ближайшие годы. В связи с этим автор высказывает огромную благодарность своему научному руководителю и консультанту, идеологу евразийства Виталию Яковлевичу Пащенко, с которым автором был пройден путь от студенческой скамьи до докторантуры философского факультета МГУ. Особо высокие нравственные качества Виталия Яковлевича — ученого и человека, — такие, как, например, доброта, бескорыстие, любовь к ближнему и к Родине всегда вызывают у автора чувства уважения и симпатии. В привитии любви автора к русской философии большая заслуга принадлежит Павлу Семеновичу Шкуринову, к сожалению, уже ушедшему в мир иной. Светлая память о нем живет и поныне в сердце автора. Автор сердечно благодарен Карену Хачиковичу Момджяну, заведующему кафедрой социальной философии философского факультета МГУ, членам кафедры, которые все эти годы оказывали бескорыстную поддержку, помогали ценными советами и замечаниями.

Слова признательности автор выражает Владимиру Васильевичу Миронову, проректору, декану философского факультета МГУ; Дагмар Мироновой, кандидату философских наук; Елене Георгиевне Кривых, заведующей кафедры философии МГСУ, всем членам кафедры, которые предоставили автору возможность стать профессиональным философом; Али-Вячеславу Полосину, Председателю Союза мусульманских журналистов; Игорю Николаевичу Яницкому, философу-космисту; Галине Никитичне Филипповой, заведующей отделом аспирантуры философского факультета МГУ; Александру Сергеевичу Орлову, директору Музея истории МГУ; Валерию Константиновичу Ковальчуку, Председателю профсоюзного комитета социологического факультета МГУ; Сергею Владимировичу Туманову, руководителю Центра социологических исследований МГУ; Кузнецову Валерию Григорьевичу, профессору кафедры философии и методологии науки философского факультета МГУ;
Александру Владимировичу Разину, профессору кафедры этики философского факультета МГУ; Михаилу Васильевичу Корочкину, доценту кафедры экономики МГСУ; Сергею Иосифовичу Завалишину, директору Мытищинского филиала МГСУ; Ивану Ивановичу Варюшину, заместителю декана по учебно-воспитательной работе Мытищинского филиала МГСУ; Петру Петровичу Абрашкину, генеральному секретарю Христианского социального движения; Анатолию Васильевичу Пчелинцеву, директору Института религии и права; Александру Викторовичу Чуеву, лидеру Российской традиционалистской партии; Виталию Викторовичу Савицкому, бывшему лидеру Российского Христианско-демократического союза, также ушедшему в мир иной; Александру Ромашу, Председателю Орловской областной организации Христианский Общественный Союз; супругам Игорю и Виктории Помельниковым, Ивану и Ирине Нестеровым; Михаилу Эммануиловичу Слониму, главному редактору Бюро переводов «Словник»; Игорю Васильевичу Мелитенко, заведующему отделом научной информации и проблем управления освоения недр ИПКОН РАН; Алексею Кирилловичу Иванову, президенту Союза Церквей евангельских христиан России; Гедеону Ильичу Епишину, пастору церкви евангельских христиан «Виноградная Лоза»; Николаю Ильичу Епишину, директору издательства «Благовестник»; Виктору Александровичу Харламову, пастору церкви евангельских христиан=баптистов «Ковчег»; православным священникам о.Всеволоду (Чаплину) и о.Александру (Борисову); католическим священникам о.Бернардо Антонини и о.Янезу Михельчичу; корейскому пастору Чо Донг Сеоку; Кристиану Форстнеру, главе представительства Фонда им. Х.Зейделя в Москве; Юрию Шелистову, Виталию Думитращуку, Денису Игнашову, Алексею Фирсову, Сергею Савину, Алексею Никандрову, Владимиру Тентякову, Юрию Балушкину, Константину Костюку, Игорю Маслову, Александру Назарчуку — однокурсникам автора.

Особая благодарность родителям Дмитрию Павловичу и Нине Ивановне, братьям и сестрам Ивану, Надежде, Валентине и Александру и жене Любе, без которых автор не состоялся бы как личность. Искренняя признательность всем, кто оказал и оказывает содействие исполнению предназначения и призвания автора на нашей прекрасной и уникальной планете Земля.

С уважением,
Сергей Мезенцев
1 декабря 2004 г.

0 комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии