МЕЖДУНАРОДНОЕ ХРИСТИАНСКО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ И РОССИЯ

Международное христианско-демократическое движение. Теория и практика

К предыдущей главе

Теория международного христианско-демократического движения не получила сколько-нибудь широкого распространения как в англосаксонских странах, где преобладает протестантизм, так и в России, где большинство верующих составляют православные. Главная причина состоит в том, что ни там, ни тут нет до сих пор поля напряженности между капитализмом и христианским социальным учением. Отличие же заключается в следующем. Англосаксонские народы не только не оказали сопротивления демократии, но даже приняли ее в качестве неотъемлемой части своих религиозных убеждений, а религия и политика превратилась у них в так называемый «симбиоз». Весьма метко охарактеризовал эту ситуацию А. де Токвиль: «Основная часть английской Америки была заселена людьми, которые, выйдя из-под власти папы, ни за кем не признали права на религиозное верховенство. Поэтому они принесли в Новый Свет христианство, которое точнее всего можно определить как демократическое и республиканское. С самого начала и до нынешнего времени политика и религия жили в согласии» [1]. А потому не было необходимости в создании христианско-демократической теории, ее место по сей день занимают различного рода консервативные теории.

Совершенно иначе обстоит дело в России. Наше православие, следуя монархической идее [2], тяготеет к пониманию земного царя как помазанника Божия, мало печется о земном по той причине, что «христианское упование всецело обращено ко Второму Пришествию» и с недоверием относится к неправославным, особенно к Католикам [3], которые как раз и соединили термины «христианство» и «демократия». Кроме того, как и в начале ХХ в., христианско-демократическая теория, несмотря на тысячелетнюю православную традицию, натолкнулась на преграды, рожденные нашим бездушием, безнравственностью и прочими недостатками духовно-нравственного плана. Не случайно неоднократные попытки отечественных христианских демократов применить теорию международного христианско-демократического движения в России в 90—е гг. ХХ в. без учета ее специфики потерпели фиаско. «Политическая идеология, — как справедливо отмечает А.В.Щипков, — может завоевать сторонников только в том случае, если она учитывает специфические национально-государственные особенности и предлагает применительно к этим особенностям некие технологии, способные улучшить жизнь граждан. Христианская демократия не справилась с задачей по созданию оригинальной идеологии — российской и христианско-демократической одновременно» [4]. Именно эти причины побудили автора настоящей монографии обратиться к критическому исследованию русского характера, менталитета нашего народа с целью определения русской национальной идеи и перспектив распространения теории международного христианско-демократического движения в нашей стране.

К следующей главе

Примечания:

1 Токвиль А. де. Демократия в Америке. С. 220—221.

2 Несмотря на то, что Основы социальной концепции Русской Православной Церкви утвердили положение Архиерейского Собора 1994 года о «непредпочтительности для Церкви какого-либо государственного строя, какой-либо из существующих политических доктрин», православие на деле по-прежнему остается тесно связанным с монархией как идеалом, проистекающим из чисто православного понимания жизни, из Священного Предания.

3 «Веры в бескорыстие Католичества у православных нет и, до перерождения самой сущности и всей практики Западной Церкви, доверия к нему обнаружено быть не может» (Сувчинский П.П. Страсти и опасность // Россия и латинство. С. 34). Такой была позиция русских православных людей на протяжении всей истории взаимоотношений России и Запада; такой она остается и сегодня, несмотря на значительные изменения, произошедшие в Католической Церкви после II Ватиканского Собора.

4 Щипков А.В. Христианско-демократическое движение в постсоветской России. Автореферат... канд. филос. наук. М., 2000. С. 26.

0 комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии