Вести с предвыборных полей

'ВестиЕще немногим ранее страну можно было бы уже поздравить с началом кампании по выборам местных органов власти. По старому избирательному законодательству на изложение своей точки зрения перед местной громадой отводилось 90 календарных дней. По только что вступившему в силу закону на всю избирательную кампанию отводится 60 дней, в том числе на период непосредственной агитации – всего 50.

Тем не менее, по старой украинской политтехнологической традиции факт начала/окончания избирательного процесса определяется не календарными рамками, а наличием денег в кошельке спонсора. В случае их избытка можно и «социальную рекламу» своей силы задолго до старта кампании проводить, и «благодарить избирателей» после ее окончания. В связи с кризисом появление агитационных палаток на улицах наших городов пока несколько задержалось, однако в развитии самой кампании можно подводить промежуточные итоги.

На данный момент можно выделить четыре основные стратегии, которые избрали политические силы. Первая из них – стратегия классической политтехнологии. Ее придерживаются Юлия Тимошенко (обещает в этот раз выступить под своим первородным именем – партия «Батькивщина») и Сергей Тигипко (его молодой амбициозный проект «Сильная Украина» был несколько урезан в своих возможностях условием возрастного ценза в 365 дней для региональных организаций, поэтому желает размещать своих кандидатов и под флагами других партий). У Юлии Тимошенко стратегией кампании занимается старый костяк верных политтехнологов (дай бог, чтоб в нынешних политических реалиях сохранить хоть это). Сергей Тигипко под стабильное финансирование смог выбрать лучших из тех, кто остался не у дел в других политических проектах.

Смысл классической политтехнологии – непрерывная имитация бурной деятельности и создание информационных поводов по каждому своему шагу. Обе силы заявили о показательном использовании американской технологии «праймериз» - отбора лучших из лучших за счет предварительного внутрипартийного голосования. В Блоке Юлии Тимошенко по данному поводу даже объявили «амнистию» по грехам прошлых предвыборных кампаний – «принципиальная чистка рядов от замаскированных предателей и изменников» отложена на период после завершения нового проекта. Обе политические силы до конца июля объявили период свободной регистрации кандидатов на «праймериз», в результате чего ставится цель «не менее 20 процентов списка укомплектовать молодыми активными кадрами». В реальной ценности подобной процедуры сохраняются большие сомнения, поскольку для внутрипартийного голосования не установлено четких правил. К тому же никто не утверждает, что итоги «праймериз» станут предвыборными партийными списками. Говорится лишь о том, что партийные списки будут формироваться «с учетом полученных предпочтений», но победит по традиции – политтехнология денег. Ибо самый умный и честный далеко не всегда способен обеспечить свою последующую рекламную кампанию.

Предвыборные стратегии «Батькивщины» и «Сильной Украины» очевидны – «пиар» бессмысленный и беспощадный. Политологи из «Сильной Украины» поочередно выступают с заявлениями о своем политическом рейтинге в 35 процентов или о том, что деньги МВФ дал Украине исключительно под ответственность их лидера Сергея Тигипко. «Батькивщина» отличается лишь тем, что еще не вывела свои основные силы из отпуска, поэтому разминается дежурными комментариями на новостных сайтах.

Партия регионов продолжает стратегию спокойной уверенной силы, которой подыгрывает сам ход событий (идея еще президентской кампании 2010 года, которая успешно себя зарекомендовала). Без каких-либо показательных жестов выбирает в регионах наиболее авторитетных людей и предлагает им выступать от имени своей политической силы. Именно этим, а не «политическим сведением счетов», был обусловлен так называемый «сбор информации на представителей местной элиты», в котором обвиняли губернаторов западных областей. По данным издания «Высокий замок» в листе-опроснике тогда просили сообщить «партийность, политическую ориентацию, степень влиятельности на электорат, возможность сотрудничества». Сейчас многим из этих людей уже предложены предвыборные списки Партии регионов. И «помаранчевой» оппозиции стоило вовремя перехватывать эту инициативу, а не увлекаться досужими домыслами о «сборе компромата».

Третью предвыборную тактику можно охарактеризовать как «стратегию старейшин». Общегосударственные проекты со стажем (по типу Народной партии Литвина, Христианских демократов, Украинской народной партии) ведут степенные переговоры с потенциальными участниками, которые «способны и денег в проект вложить, и список своим присутствием не запятнать». К моменту официального начала кампании они обо всем договорятся и вовремя задействуют устойчивый старый электорат с минимальным, но гарантированным результатом.

Четвертое и последнее направление – целое сообщество проектов, претендующих на гордое звание «партий нового типа» («Свобода» Олега Тягнибока, «Фронт перемен» Арсения Яценюка, «Гражданская позиция» Анатолия Гриценко, «Вече» Инны Богословской). Разных по идеологии, но стремящихся всеми путями отречься от былых политических традиций. Модным трендом здесь стало указание на наличие в партии «собственной службы безопасности», проводящей внутрипартийный процесс «люстрации», чтобы «предатели изменники из старых политических проектов не запятнали собой новый список». Важным становится указание, что «деятельность партии финансируется самими партийными активистами», однако без указания конкретного их списка и суммы вложенных средств.

Очередную «партию нового типа» решил создавать новый вождь Социалистической партии Украины Василий Цушко. С целью независимости от олигархов пообещал ввести обязательные ежемесячные партийные взносы для каждого члена партии размером в 50 гривен, а также собственноручно вычистить из партийных списков всех кандидатов с партийным стажем менее одного года. «Если человек из списка меньше года в партии, то вопрос, как он туда попал? Или чей-то родственник, или друг, или денег заплатил. Скорее - последнее». Стратегия сколь правильная, столь и неверная. Поскольку из-за всеобщего народного презрения к современным партийным проектам, многие достойные люди из местной власти благочестиво сторонились партийных билетов (той же Соцпартии в том числе), но это ничуть не снижает их прошлых и будущих заслуг перед местной общиной.

Существует и пятая предвыборная стратегия, поддерживаемая самими избирателями. Народ готов хоть в какой-то мере разделить судьбу с конкретными людьми (мэрами городов, поселковыми председателям – должна же быть хоть какая-то власть), однако испытывает явную неприязнь к коллективным органам представительской власти, которые в последнее десятилетие демонстрируют явное несовпадение между декларируемыми целями и практической деятельностью. Через двадцать лет обретения независимости кандидаты уже практически не приходят с потребностью послужить родине или местной громаде. В лучшем случае они приходят с проектами, от реализации которых и местной громаде будет какой-то толк. В худшем – просто с политтехнологическими заготовками («Удар», «Европейская столица», «Гражданский актив»). Появляется мысль, не стоит ли сокращать коллективные органы власти до числа порядочных людей, имеющихся на данной территории? В 1994-98 годах от ряда районов Киева в Верховной Раде отсутствовали представители, потому что избиратели просто игнорировали выборы из-за отсутствия достойных кандидатур, и не жалели об этом. Однако действующее избирательное законодательство не дает возможности даже для такого молчаливого протеста. Места будут заполнены при любом состоянии убеждений.

Теперь о перспективах всего этого процесса. После десятилетки ожесточенных споров о наилучшей избирательной системе мы фактически вернулись к тому, из чего выходили в конце 90-х. «Попробовав на вкус» партийные списки (особенно на местном уровне), пришли к выводу, что «не дозрели мы еще». При этом не стали продвигаться дальше, по пути открытия списков, а решили лет пять «постоять и подумать» над вариантами дальнейшего развития. Именно так можно расценить закон о проведении местных выборов в пропорции 50/50 в сочетании «личной инициативы» (мажоритарные округа) и «партийного строительства» (знакомые закрытые партийные списки).

В политическом плане подобное стремление «уйти от экспериментов» означает лишь одно: процесс политических договоренностей (в сложившейся отечественной практике – «политических торгов») переносится с периода избирательной кампании на период «формирования большинства» в каждом из местных органов власти. Характерный пример - «парламентские спикериады 90-х», когда каждый «покупал» себе мандат самостоятельно, а затем ожесточенно торговался при нахождении общих интересов. Переход к выборам по партийным спискам в свое время был надеждой, что к власти будут приходить готовые «команды», не допускающие подобных «торгов». Не случилось. Однако и дальше решили не двигаться, потому что переход к открытым партийным спискам (фактическое смешение мажоритарной и пропорциональной систем, но на качественно новом партийном уровне) подрезал бы финансовые крылья партийных лидеров. Все это признали «не соответствующим моменту».

В результате, на всех уровнях нас ожидает показательный результат парламентских выборов 2002 года: жаркие политические дискуссии, а затем «устойчивое провластное большинство».

1 комментарий

Растаргуев 11 августа 2010 14:18
Если вы проживаете в Запорожской области, прочитать всю интересующую информацию про праймериз вы сможете здесь:-silnaukraina .zp .ua/
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии