Долой Власть Советов!

'Долой"Станет ли слово "депутат" синонимом слову "негодяй"?

"Любой гражданин, способный убить два года на избирательную кампанию, чтобы стать президентом, не должен быть допущен к государственной деятельности"
Американский политик Дэвид Бродер


Если бы в сегодняшней предвыборной кампании участвовала хотя бы одна идеологическая политсила, она бы вполне могла победить под девизом "Долой власть советов!". Потому что такого уровня недоверия к "народным избранникам" сам народ не испытывал уже давно. Продолжать соревноваться в этой политической игре "розбудови незалежної держави" по старым правилам представляется абсолютно неестественным.

В условиях абсолютного дефицита людей, пользующихся народным доверием, формальное избрание "органов представительской демократии" теряет всякий смысл. "Совещательный разум" на уровне государственного управления в последнее десятилетие служил исключительно прикрытию коллективной безответственности и индивидуальному воровству. Еще и коллективному попранию прав остальных за счет неправомерного использования привилегий мандата. Причем в ближайшей перспективе на этом фронте нет просветов, потому что партии у нас сформировались как "клубы по интересам" и остается ждать, что все вернется к общепринятой логике гражданского общества лишь в отдаленной перспективе.

В какой-то мере исправить сложившуюся ситуацию и посодействовать "оздоровлению политических интересов" способен лишь немедленный переход к индивидуальной ответственности на всех уровнях: избрание поселковых председателей, городских голов (мэров) и президента прямым тайным голосованием соответствующей общины с наделением их всей полнотой ответственности и возможностью отстранения от власти в случае нарушения законодательства. Причем в случае, если у соответствующей общины нет явно выраженного лидера, разрешить делегировать ее полномочия на вышестоящий уровень для поиска достойного человека по принципу назначения. Никакие другие варианты: введение повышенного барьера явки избирателей либо голосования абсолютным большинством в два тура принципиально ситуацию не изменят. Если достойного человека нет, то от повышенного количества посещений избирательного участка он не появится. Все только удорожит процесс и для избирателей, и для подставного кандидата.

Напротив, требований общины к назначенному руководителю в такой ситуации будет немного: чтобы не воровал из бюджета и вел себя в рамках кодекса государственного служащего. То есть достойно поддержал состояние вверенного участка до момента, пока община не найдет собственного достойного претендента. Хотя по нынешним меркам даже этих минимальных требований «ого-го как много», потому что подразумевается: чтобы не «курил траву», «не строил понты», и почти неподъемное для нынешней «элиты»: чтобы находился на месте в рабочее время и даже иногда вел прием граждан по личным вопросам (не в ресторане).

Все сказанное давно и успешно практикуется на уровне глав областных государственных администраций (попросту сказать – губернаторов), на которых хоть какие-то средства влияния через центральную власть находятся (Евгения Червоненко, «находящегося в декрете», в расчет не принимать). С недавних пор алгоритм «внешнего назначения» успешно практикуется на уровне Киева. Что-то не слышно голосов «возмущенной киевской общественности», неспособной самостоятельно поставить на место «молодую команду».

Вообще, вся существующая система Советов сформировалась стихийно в ходе революционных событий 1917 года. Старая власть была низвергнута, а новую можно было основать лишь на основе стихийно созданных советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. В предыдущее время к ним относились не более чем к «сходкам». Более того, идея «вольного делегирования полномочий» советами общин нижнего уровня советам более высокого уровня была идеей анархистов. Кропоткин считал, что «единство должно достигаться свободной федерацией общин, кварталов, производственных союзов». Подобный принцип закладывал Нестор Махно в строительство своей «Гуляйпольской державы». Партия большевиков никогда не придерживалась подобной теоретической линии – считалось, что к светлому политическому будущему общество поведет «диктатура пролетариата». Однако для дальнейшего захвата власти тактический ход поддержки Советов оказался полезным, а поэтому и был сделан. Разумеется, что личный состав Советов на тот момент оказался ничуть не лучше, чем сейчас, поэтому Советы немедленно были поставлены под «партийный контроль», а первый руководитель, ответственный за руководящую линию и результат, с той поры избирался исключительно самим Советом. Аналогичный «застойный» результат мы получим, если сегодня доверить «руководящую партийную линию» любой из нынешних партий.

Стоит отметить, что европейские традиции самоуправления в этот же период развивались в направлении избрания общенародным голосованием не только членов совета общины, но и его руководителя. Чтобы в рамках коллективного органа управления не формировались свои «корпоративные интересы». Во время «перестройки» в СССР это проявилось в аналогичной идее избрания городских мэров.

Сейчас мы стоим на пороге другой крайности – полнейшей деградации Советов как консультативных и законодательных органов местной власти. В результате «перехода к рынку» Советы превратились в органы протаскивания лоббистских решений и довесок к главе соответствующий общины, заставляющий его «делиться ответственностью» по праведным и неправедным вопросам. Большинство незаконных решений, по которым сегодня невозможно привлечь к ответственности, прикрыты именно «коллективной волей» Советов. Что позволяет Олесю Довгому вполне логично заявлять: «При обыске в моем кабинете я руководил процессом привлечения Киевской городской государственной администрации к ответственности».

Поэтому людям старшего поколения не стоит искать скрытого политического подтекста в лозунге «Долой власть Советов!». Не в самой структуре здесь дело, дело в доверии. Просто на нынешнем этапе «розбудови незалежної держави» мы все не прочь плюнуть на соседа снизу. В этом трагедия общества, виновниками которой стали мы сами. Моральных авторитетов, способных «не переступить черту», осталось мало. Их явно не наберется на 200000 мест в органах «местной представительской власти». Причем даже те, которые есть, не горят желанием туда идти, потому что в общей массе «с кем поведешься – тем и станешь». Это явно показал негласный «праймериз» Партии регионов, в ходе которого нынешняя «партия власти» без лишней огласки действительно предложила идти по своим спискам всем действительно популярным людям в регионах. Самый популярный, но столь же негласный ответ был: «А если я откажусь, меня правда не лишат всего, что я имею?» И этот вопрос на данный момент остался без ответа. Причем с той, и другой стороны.

0 комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии