Где поискать родную диктатуру?

'ГдеСегодня в оборот украинской политики вошли самые мрачные предположения о будущем: «диктатура», «автократия», «тирания», «деспотия», «цезаризм», «бонапартизм», «тоталитаризм», «авторитаризм» и т.д. и т.п. Все эти слова мы в свое время успешно выучили, обличая «ненавистную тюрьму народов», но так и не удосужились разобраться: чем все это отличается и как создается.

Считается, что обозначенные выше режимы держатся исключительно на насилии, терроре, а потому подлежат осуждению. На самом деле все далеко не так: многие «централизованные системы власти» опираются на успешную экономическую политику или держатся на религиозном сплочении, обычае, традиционной привычке повиноваться сильнейшему, а может быть, и на чисто украинском менталитете – «моя хата с краю» или «маємо те, що маємо».

Философия склонна делать вывод, что любая диктатура возникает уже там, где отождествляются цели человеческой деятельности с движением общества и государства. Мол, в демократической среде цели могут быть только индивидуальными, и задача общества состоит в том, чтобы узаконить нормы, которые позволили бы жить и действовать людям с разными целями. Подбирать такие нормы можно только исходя из целевых приоритетов - и тем самым скрыто принимать общенациональные цели, которым эти нормы должны служить. Правда, отмечает дальше философия, «в определенных исторических обстоятельствах тоталитаризм позволяет сосредотачивать огромные ресурсы на решении коренной проблемы». И на этой основе оперативно реагировать на имеющиеся вызовы. Демократия и конкуренция политических сил в наряженной ситуации не всегда эффективны. Однако в стабильной ситуации тоталитаризм более консервативен, а демократия позволяет выбирать более рациональные варианты из множества возможных. Общий вывод таков: последствия известны, но выбирать «меньшее из возможных зол» стоит в каждом конкретном случае.

Одна из обманутых женщин сегодня склонна вещать, что диктатура к нам подбирается явочным порядком. «Группа лиц силой, хитростью и обманом захватила всю полноту власти и осуществляет её без согласия с народом». Вынуждены ее разочаровать - подобные предательские интриги проводятся в основном в чрезвычайных обстоятельствах, и в этом случае диктатуру часто смешивают с необходимыми методами управления в условиях чрезвычайного положения. Это как раз больше по ее специализации. Во всех остальных случаях дорога к диктатуре практически всегда выстлана «благими намерениями». На этот счет существует даже философская констатация: «Деспотизм – это то, к чему ведет торжествующая общая воля». Народ к подобному торжеству вели долго и уверенно.

Остается выбрать, на что мы сейчас молчаливо согласны: авторитаризм или диктатура. Авторитаризм, на первый взгляд, как-то мягче и приемлемей. Да вот беда – где ж его взять-то в наших условиях. Ведь любой мало-мальски тоталитарный режим должен удовлетворять следующим условиям.

Условие первое – «наличие развернутой идеологической доктрины, которая охватывает все жизненно важные стороны человеческого бытия». Иными словами – «национальная идея» или хотя бы «образ светлого будущего». И то, и другое мы настойчиво ищем, начиная с намека Леонида Кучмы: «Скажите мне – что строить, и я буду это строить».

Непременное второе условие – «образ врага». Мировой империализм для нас уже таковым не является, а до борьбы с «глобализмом» мы еще не доросли. На внешних границах в условиях «нейтралитета» и «внеблоковости» мы никак не можем найти даже «вероятного противника» для собственных вооруженных сил, а борьба с «помаранчевыми» завершена их полным разгромом. С компонентом «врага» в тоталитарной идеологии как-то не сложилось.

Третье непременное условие – наличие харизматичного лидера, способного повести на борьбу с текущими неприятностями ради светлого будущего. Здесь имеет смысл вспомнить старый советский анекдот: «Чем культ личности Сталина отличается от культа личности Брежнева? Понимаете, тогда был культ – но была же и личность…» Беда современных лидеров в том, что на пути к власти у них происходит существенная трансформация в понимании текущих проблем и светлого будущего по сравнению с остальным народом.

Четвертое условие – «народному лидеру» необходимо дать в распоряжение партию, которая «организована по иерархическому принципу и, как правило, либо стоит над бюрократической государственной организацией, либо полностью слита с нею». При этом имитирует бурную инициативу и тесное единство с народом. Сокровенная мечта всей отечественной олигархии. Непонятно только, почему на столь почтенную роль никак не подходит партия: «НДП», «СДПУ(о)», «Наша Украина»… Может быть в «электорате» что-нибудь подправить?

Пятое сомнительное условие – полный контроль над силовыми структурами (а существуют ли они после майора Мельниченко?), средствами массовой информации (где все давно борются исключительно с деньгами) и централизованное управление экономикой (разве что путем создания «совета олигархов»).

То есть одного пожелания авторитаризма маловато – нужно еще минимальное взаимное доверие и уважение. Без этого даже авторитаризм нам не грозит – одна лишь сплошная демократия в трактовке «каждый сам за себя».

К тому же, авторитаризм – не идеал. Зачастую он намного неповоротливее, чем диктатура. Лидеры авторитарных режимов чрезвычайно консервативны и всячески избегают глубинных социальных преобразований. Ограничиваются сохранением власти и поддержкой близких экономических монополий. Так может быть сразу – диктатура?

Здесь с предпосылками еще сложнее. Любая классическая диктатура основывается на корпоративной (Италия в период фашизма) либо государственно-социалистической (СССР, КНР, Германия в период нацизма) экономике. Определяющим является влияние государства на все экономические процессы и подчинение экономики политическим целям для гарантированного удовлетворения властью элементарных общественных потребностей в обмен на демократические свободы. При этом большой бизнес, даже солидарный с властью, может самостоятельно существовать лишь на начальном этапе, далее про существование олигархов не может быть и речи. А сами представители власти начинают демонстрировать показную личную скромность и неприхотливость. Очевидно, что все это тоже «не наш случай».

Как сказали бы в еще недавнем коммунистическом прошлом «диктатура – это цель, дорога, труд», а не просто благие намерения и пожелания. Отечественной политической элите до нее еще идти и идти. Поэтому вместо возгласа «диктатура» Юлии Тимошенко стоило провозгласить в адрес Виктора Януковича нечто любяще-отсраненно-угрожающее, по аналогии со своим выступлением после «коррупционного скандала» 2005 года. Можно, например, в духе украинского философа Назипа Хамитова: «Власть есть замена любви, точно также как воля выступает заменой творческого вдохновения. Воля к власти даёт личности цельность и устремлённость, так как презентует процесс изменения человеком своей животной природы и уничтожение обыденности властвующего. Однако трагизм ситуации выражается в том, что власть над собой как разрушение обыденности внутри себя требует подобного разрушения и вокруг себя. Это порождает власть над другими. Власть-одиночество есть результат разочарования в любви и свободе». Никто ничего не поймет, но выглядит как предсказание.

Сергей Бочкарев

0 комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии