«Сильна» ли на «фронте» водка «Довгань»?

'«Сильна»Да простит нас водка, речь сейчас пойдет о политике. Хотя очень не мешает выпить «фронтовые 100 грамм», чтобы проникнуться пьянящим коммерческим потенциалом «Сильной Украины» и сетевой оппозиционной мудростью «Фронта перемен».

При чем ко всему этому «Довгань»? Да потому что именно этот «брэнд» (не путать с уважаемым – «торговая марка») ознаменовал собой в 90-е годы первую успешную отечественную кампанию по продаже «коммерческого статуса». Начиналось все действительно с водки, но затем, когда у господина Довганя спрашивали, чем же он все-таки занимается, он неизменно отвечал: «Я не продаю продукт, я продаю заверение в качестве, уникальности и достойности». Правда, и с тем, и с другим, и с третьим в 90-е была серьезная проблема, поэтому через некоторое время господин Довгань продал свой раскрученный «брэнд» вместе со своей фамилией и изображением, чтобы не отвечать на массу нелицеприятных вопросов, которые за это время накопились.

Теперь вернемся ближе к политике. В отечественной политической истории остались в прошлом попытки формирования партий снизу, за счет народной инициативы и сопутствующих партийных взносов. Назвать подобные инициативы успешными можно лишь отчасти. От многих партийных проектов такого рода на сегодняшний момент сохранились лишь названия, но все же они тяготеют ближе к понятию «символ», чем к «торговой марке». Пытались в свое время распродать название «Народный рух», но оно предпочло погибнуть, чем коммерциализироваться.

Затем подошла череда политических проектов «по заказу сверху». От них действительно остались юридически правильные торговые марки: «Трудовая Украина», «Озимое поколение», «Вече», «Вольные демократы». Хозяева еще есть, но их инициатива закончилась. С прекращением «руководящего финансирования» структура распалась. Отдать на сторону - можно, но жалко – слишком много вложено.

Жалкие остатки и тех, и других структур все еще используются в сегодняшнем избирательном процессе, но как-то с надрывом тянут за собой шлейф былой принадлежности, успехов и поражений. Все это вчерашний день. Новинкой сегодняшней экономной избирательной кампании становятся структуры «каркасного политического типа» вроде «Сильной Украины» или «Фронта перемен». Своим появлением они знаменуют коммерческий переход от «выгодного вложения капитала» к «теории массового обслуживания».

Попробуем пояснить суть. Что есть политическая партия нового типа? Это политтехнологический конструктор «Собери сам». Популярный лидер плюс набор политтехнологов, способных имитировать остальные партийные атрибуты (партийные билеты, съезды, собрания, дискуссии, партийную печать). Достаточно добавить немного авансового финансирования, чтобы собрать из всего этого единый каркас и преподнести рядовым «потребителям» - «берите, пользуйтесь!» Далее в действие вступает технология массового политического обслуживания: вносишь в партийную кассу необходимую сумму спонсорских средств и используешь партийную структуру по своему предназначению. Не надо лишних идеологических дискуссий! Партию можно «на время арендовать», «присвоить ее часть» (региональную или «в рамках проекта»), «вернуть», «перепоручить», «передать» и даже за короткий период времени изменить до неузнаваемости. Ведь что может противоречить понятию «Сильной Украины»? А какая идея не требует для своего продвижения борьбы на «Фронте перемен»? Грандиозный вклад в создание политической инфраструктуры для «самообслуживания» и «самофинансирования».

До сих пор остается загадкой: что не позволило популярному лидеру Сергею Тигипко присоединиться к одной из существующих политических структур? В каких подходах он разошелся с Александром Морозом, давно смирившимся с мыслью уступить партийное лидерство? По нынешним нравам ходили слухи, что в деньгах. Смеем предположить, что во взглядах на партийное строительство. Да-да, не в идеологии (социализм по нынешним временам тоже можно натянуть на что угодно), а именно в коммерчески-бюрократических взглядах на будущее партийной структуры.

Вместо СПУ под восходящего лидера была приобретена виртуально существующая Трудовая партия Украины Михаила Сироты. Тоже на первых порах выглядело логично. В конце 90-х Сергей Тигипко в компании лидеров молодых финансового-промышленных групп (Виктор Пинчук, Андрей Деркач, Игорь Шаров, Валерий Хорошковский, Георгий Кирпа, Дмитрий Табачник) продвигал отпочковавшийся от нее и вполне созвучный проект «Трудовая Украина». В стенах парламента все эти уважаемые люди пытались доказать, что «олигархи трудятся на благо Украины не меньше простых смертных». Михаил Сирота тогда еще обижался на них за «дискредитацию политического имени». Да только силы у него были не те, и денежных знаков существенно поменьше. Поэтому всех рассудило время. Давно почила «по согласию участников» «Трудовая Украина», да и «Трудовая партия Украины» после трагической смерти основателя – Михаила Сироты – сама выглядела «сиротливо». Тут-то Сергей Тигипко и решил поднять упавшее «Трудовое знамя».

На самом деле все оказалось, как в советском анекдоте: «Правды» - нет, «Известия» - закончились, остался только «Труд» за три копейки». Символ «труда» по нынешним временам оказался не в моде, - популярной стала «сила». И вот уже «Трудовая партия Украины» мгновенно изменяет свой образ (а заодно, и полный состав участников) на «Сильную Украину!». Под развитие проекта берется политтехнолог Кость-Бондаренко с опытом не менее обезличенного проекта «Мы!» для Владимира Литвина образца 2006 года. Каркас готов – можно предлагать «потребителям». Процесс достижения взаимного доверия политические «провайдеры» и «пользователи» уже успели обогатить полуофициальными юридическими договорами с явно выраженными обязательствами «провести столь-то людей в соответствующий орган власти в обмен на указанную спонсорскую поддержку» (с подписями и печатями). Еще – прославили полным отсутствием сколь-нибудь централизованной идеологии и всеобщей свободой выражения мнений любыми членами партии вне зависимости от точки зрения ее лидера. Система из самоуправляемых и самофинансируемых элементов с «торговой маркой», взятой в аренду. Барьер входа – минимальный, а в случае провала – «расставание без печали».

Если вы думаете, что на «Фронте перемен» по-другому, - очень заблуждаетесь. Поскольку речи Арсения Яценюка вновь стали адекватными и умными, следует предположить, что «спонсорские проекты российских политтехнологов за счет отечественных олигархов» закончились. Остается жить своим умом и рассчитывать на собственные средства. Собирать тех, кто вылетел из властной обоймы и встраивать в свой «фронт» борьбы за небедное существование. В результате «линия фронта» постоянно колеблется вместе с идеологическими убеждениями почтенного одессита Эдуарда Гурвица. Достигнута высшая степень «дерегуляции» политических правил – никаких барьеров для входа и выхода.

Хорошо это или плохо – переход на подобный уровень «коммерческой демократии» в политике? Наверное, просто неизбежно. Стройные идеологические партии всегда были и останутся европейским идеалом. Американские республиканцы и демократы всегда были больше сетевыми проектами или клубами по интересам. А мы, в свою очередь, всегда больше уважали американский доллар. Не только по сравнению с «евро», но и по сравнению с совестью или идеей. В результате, остается искать свое политическое будущее между «сильными» и «фронтовиками». По аналогии с «умными» и «красивыми».

Андрей Семенихин,
специально для АСД
Фото: tsn.ua

0 комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии