Готовы ли мы к «телевизионному налогу»?

'ГотовыОчередной ренессанс проекта «Общественного телевидения» на просторах нашей «великой маленькой родины» возник далеко не из праздных побуждений. Это был политтехнологический ответ на обвинение: «В стране вводится цензура!» И прозвучал он достаточно грамотно: «Ну что вы, какая цензура, мы даже развиваем наследие «помаранчевой» революции, которое до нас создавал сам Шевченко (ныне – Андрей и народный депутат)». Все происходило столь пафосно и стремительно, что даже нынешний депутат от оппозиционного лагеря БЮТ предпочел вежливо отмолчаться.

Общественное обсуждение проекта в июле-августе-сентябре принесло массу предложений, которые заведомо не подходили под заранее обозначенный результат. Поэтому все тягостно и стойко восприняли вердикт, оглашенный на президентском совете по экономическим реформам. Выслушали, но не смирились. По итогам анализа «концепции» все участники разделились на две большие группы: «теоретиков» (в основном политологов под патронатом деятельного «гуманитарного» первого заместителя главы президентской администрации Анны Герман) и «практиков» (кто тем или иным образом причастен к реальной журналистике). На заседании комитета волей причастности Анны Герман к первому лицу был оглашен вердикт «теоретиков». После чего «практики» стали лихорадочно искать поддержки в правительственных верхах. Ибо нет ничего более неблагодарного, чем воплощение чужих фантазий.

Ускоренный вердикт «теоретиков» был заранее подведен под веское слово президента Виктора Януковича: «Сознательный шаг по созданию общественного вещания, который я сегодня делаю, должен снять игру вокруг этого вопроса и послужить доказательством развития институтов демократии». Их торопливое стремление «поучаствовать в развитии демократии» в определенной степени можно понять: благодатная ниша политологии катастрофически сокращается, и следует «застолбить тему» для дальнейшего развития. Понятно, что систематизировать мировой опыт в этой области для столь уважаемой организации, как «Открытый международный университет «Украина» не составило большого труда. Проблема в том, что поучать других и практически выполнять сказанное – две большие разницы. Большинство авторов озвученной «концепции» склонны воспринимать «общественное телевидение» как идеологически-статусно-государственный проект, а потому относят «на будущее» проблемы его финансирования, источники популярности, баланс самоокупаемости. Большинство авторов-исследователей всю свою сознательную жизнь существовало за счет «проектного или зарплатного финансирования» из предвыборного, партийного, академического или государственного бюджетов. В итоге, перед нами типовой бизнес-план, который написан качественно, но не осуществим на практике. Или осуществим, но лишь при государственной поддержке. Как говорится, «за что-то боролись - на то и напоролись»: ставили во главу общественные интересы, но так и не смогли отделить их от власти.

Практикующие журналисты немедленно ринулись за защитой от «теоретиков» к «практикам». Немедленно выяснилось, что практикующих менеджеров у нас так мало, что все они почти поголовно собрались на высших должностях в правительстве. Их коллективную точку зрения озвучила Елена Бондаренко (ныне – народный депутат, а несколько ранее – пресс-секретарь Бориса Колесникова): «Пока этот вопрос обсуждается на уровне экспертов, медийщиков и других заинтересованных лиц, но, условно говоря, бабушку Люсю, дедушку Васю, тетю Олю или дядю Толю из N-ска данная проблема абсолютно не волнует. Сегодня у них нет недостатка в информационном продукте. Любой социальный ТВ-пакет включает в себя 20 телевизионных каналов. Смотри что хочешь. В информационном пространстве представлены практически все точки зрения на ту или иную проблему. Зачастую прямо противоположные. Обычный украинец не ощущает дефицита информации. Это первый момент. Второй: когда граждане почувствуют необходимость в создании общественного телевидения, то как им объяснить, что они, помимо привычных налогов, теперь должны будут ежемесячно нести еще одно бремя - абонплату, финансируя таким образом ОТВ? Возникает конфликт личных и общественных интересов. Готовы ли украинцы к этому, если существующие налоги платят не все? Вопрос».

К сожалению, это вопрос не единственный. Из пламенной речи народной избранницы видно, что ранее периодический денежный взнос на поддержание «Общественного телевидения» просматривался как добровольный, но в реальном законодательном оформлении вполне может оказаться обязательным. По образу и подобию налоговых платежей, которые «перечисляются государству безвозмездно, без обязательств по их дальнейшему использованию перед конкретным налогоплательщиком» (любимый тезис налоговой инспекции).

Здесь следует более подробно остановиться на зарубежных моделях «общественного телевидения», по образу и подобию которых, вроде бы, формировалась наша «концепция».

Начать следует с того, что в мире не существует единого видения «общественного вещания». Как и во многих других отраслях, существует американская модель, континентальная (европейская) модель, а между ними – множество национальных разновидностей. Причем все они вводились по мере развития телевидения, с учетом текущей ситуации, а не явочным порядком и в форме закона. Американской модели свойственна привычная опора на частную инициативу в создании телеканалов. В 1934 году Федеральная комиссия связи пыталась установить обязательную 5%-ную квоту в еженедельном вещании радиостанций для «социальных программам». Однако в дальнейшем многообразие «частной инициативы» победило инициативу «общественную». В 1946 году та же комиссия обнародовала доклад, в котором констатировала заметный неуспех многих станций с точки зрения производства некоммерческих программ. Ввиду явной конкурентности информационного пространства к вопросу «общественного вещания» больше не возвращались. На сегодня для телевидения в США по-прежнему характерен имидж «общественной службы», но он не носит столь обязательного характера, как в странах Европы, и менее подвержен контролю со стороны государства.

В Западной Европе идея «общественного вещания» возникла как альтернатива процессу коммерциализации телевидения на начальном этапе его развития. Признание за вещанием значительной социально-политической роли привело к осознанию необходимости контроля над ним. Причем подобное прозрение проходило практически одновременно: как со стороны общества, так и со стороны законодателей. Это послужило основой для «акта общественного согласия» на лицензионную плату зрителей. В разных странах Европы размер абонентской платы колебался, но в целом не превышал 200 долл. в год. В большинстве случаев решение смотреть (а следовательно – и платить) за общественное вещание всегда оставалось добровольным, однако в случае неуплаты зрители могли быть подвергнуты штрафам и даже арестам. Так, в Великобритании в 1995–1996 гг. наказанию за неоплаченный просмотр программ Би-би-си были подвергнуты 1555 человек, причем одну треть из них составили женщины.

Аналогичная абонентская плата практиковалась на заре развития телевидения в СССР начала 60-х годов, однако впоследствии она формально была включена в стоимость самих теле- и радиоприемников, а затем затраты на вещание просто начали финансироваться из государственного бюджета. По аналогичному пути пошли страны Британского содружества (Австралия и Канада), хотя сама Великобритания продолжила консервативную традицию абонентской платы. Франция решила поделить заботу об «общественном вещании» поровну между государством и самими телезрителями.

Ситуация радикально изменилась к середине 1980-х годов, когда развитие спутникового и кабельного ТВ (особенно в цифровом формате) заложило основы конкуренции на телевизионных рынках. Возможность выбора между общественными и коммерческими телеканалами поставила вопрос о легитимности законодательно обусловленного общественного вещания. В свою очередь, удешевление приемников телевизионного сигнала и появление многофункциональных устройств привело к невозможности администрирования «налога на телевизор». Для создания более эффективного контроля в некоторых странах начала вводиться система уведомления общественных вещателей или государственных органов о покупках телевизоров. Система сборов «с телевизора» вынуждала контролеров вторгаться в личную жизнь семьи с целью выяснения: сколько в доме находится «объектов учета». Не обладая при этом полномочиями прокуратуры, уполномоченные агентства вынуждены были прибегать к разного рода хитростям и уловкам, что вызывало ответное возмущение граждан. Совсем недавно премьер-министры немецких земель на совещании в Магдебурге наконец приняли решение пересмотреть механизм сбора платежей на общественно-правовое телевидение ФРГ. В ближайшей перспективе ежемесячная плата в 17,98 евро будет собираться не с отдельной телевизионной точки, а со всей семьи (домохозяйства), что должно положить конец недоразумениям. Хотя общую сумму средств на содержание «общественного вещания» планируется оставить неизменной - 7,5 миллиардов евро в год.

Уклонение от абонентской платы становится существенной экономической проблемой общественных вещателей. В Италии, по самым приблизительным оценкам, около 25% семей, имеющих телевизоры, не платят за них. Еще более сложная ситуация в постсоциалистических странах, где традиции абонентской платы не существовало. В Польше около 30% зрителей уклоняются от оплаты общественного ТВ. Подобная ситуация в странах с переходной экономикой и невысоким уровнем жизни вполне прогнозируема. Поэтому в Чехии власти предпочли заранее освободить семьи с низким доходом от абонентской платы за общественное вещание.

К дальнейшему падению потенциала «общественного телевидения» приведет продвижение сети интернет. Государственная монополия на распределение ограниченных радиочастотных ресурсов вполне преодолевается с помощью цифровых технологий, а коренная задача общественного вещания – объективность, оказывается решена через многообразие точек зрения. Принудительному сбору средств «на общественные нужды» места практически не осталось.

Остается оценить в этой ситуации отечественные перспективы. «Теоретики» со своей зарегистрированной концепцией «общественного телевидения» готовы и дальше продавливать свою точку зрения «мировым опытом». «Практики» от реальной власти склонны считать, что «до принятия окончательного решения еще очень далеко, и все еще сто раз изменится». В это время непосредственные руководители государственных СМИ (в их числе Егор Бенкендорф и Валид Арфуш) склонны искать «спасательный круг» в европейских информационных агентствах (последний пример - «Евроньюс»), традициями которых можно прикрыться в переходный период. Ведь в схватке «фантазеров» и «реалистов» за место под солнцем Власти пощады не будет.

2 комментария

Бернард 28 октября 2010 22:29
Живу в Израиле 16 лет.Здесь также есть телевизионный налог,но большинство зрителей его игнорируют,рейтинг первого местного канала ниже плинтуса.По закону все жители страны должны платить этот налог,кроме пенсионеров.Это составляет примерно 200 долларов в год,теперь же принята поправка,что его обязаны платить даже те, у кого вообще нет телевизора,потому что у них есть возможность смотреть этот пресловутый общественный канал в интернете.Видите ли,работники этого канала должны при выходе на пенсию получить миллионные компенсации, а у госказны нет денег на эти цели.Конечно это откровенный наглый грабеж ,но за неуплату могут с полицией вломиться в квартиру,описать имущество,арестовать банковский счет.Предпочитаю платить и не рисковать,а многие рискуют.Этот закон наши депутаты пытались отменить,но безуспешно.Нужно приложить максимум усилий,чтобы этот закон не был принят Радой.Так скоро заставят всех платить за то, что небо синее.К сожалению,везде законодателей интересует лишь собственное политическое выживание,а народы -это бараны,которых они стригут.Справедливости нет нигде,но руки опускать не стоит,будем стремиться отменить этот налог после новых выборов в Кнессет.
Хохол 2 ноября 2010 19:44
Да,скоро уже и перднуть будет проблема,акциз на газ введут
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии