Скептицизм - надежная стратегия оппозиции

'СкептицизмВ течение последних пяти лет мы имели честь наблюдать на отечественном пространстве подлинный упадок всех идеологий. Трагично, но не катастрофично. Потому что не первый раз в истории. Для политика это очень важно: в момент неудачи осознавать, что ты не первый, не последний, но и не «перст божий», чтобы бесконечно указывать современникам. До многих никак не доходит. Для них стоит погрузиться в историю философии.

Первый аналогичный упадок убеждений произошел еще в античной времена. Именно в этот момент родилось наиболее живучее направление в философии – скептицизм. В переложении на доступный язык процедура зарождения данного философского подхода была следующая: «уже в наивной логике античной философии, которую еще сложно было назвать диалектикой, выявилась постоянная текучесть всех вещей и явлений, постоянное различие между чувственными ощущениями и смысловыми понятиями. На этом фоне впервые сформировался вывод об относительности всех явлений, воспринимаемых посредством чувств, а также отсутствие оснований, которые сделали бы оправданным выбор между двумя противоречащими друг другу утверждениями». Ну чем не наш сегодняшний случай.

Далее можно провести и более глубокие исторические параллели. Основатель скептицизма Пиррон, родом из Элиды на Пелопоннесе (первое десятилетие 3 века до нашей эры), по молодости душевной поучаствовал в азиатском походе Александра Македонского. Поучаствовав в сражениях и достигнув «территории индийских аскетов», неожиданно открыл для себя «этические идеалы ничем не возмущаемой безмятежности», которая и «представляет собой конечную человеческую цель». Чем не подобие современной кончины буйной «помаранчевой истории».

Не менее интересно, что дальнейшим развитием скептицизма занялись софисты (непревзойденные мастера диалогов в стиле «спор ради красивой логики, но не для достижения истины»). Софистами было разработано специальное учение об относительности и текучести всех вещей и их качеств. Можно считать - прообраз современной «идеологии солидаризма» авторства Юлии Тимошенко. Далее цитируем из древнегреческого оригинала: «философом является тот, кто стремится к счастью. Счастье состоит в невозмутимости и в отсутствии страданий. Кто желает достигнуть понятого таким образом счастья, должен найти для себя ответы на три вопроса: 1) что есть предметы и явления окружающего мира? 2) как мы должны к ним относиться? 3) какую выгоду получим из этого нашего к ним отношения?» Практически стратегия «Украинский прорыв» образца 2007 года.

К сожалению, дальнейшие пути философии с действиями Юлии Тимошенко изрядно разошлись. Причем к реальной жизни скептицизм оказался ближе. Ибо на первый вопрос «сути предметов и явлений» он вообще склонен не давать никакого ответа: «это есть не в большей степени, чем то». Что в полной мере подтвердилось взаимоотношениями Батькивщины с Партией регионов. После такого философия склонна считать, что «ничто не должно быть называемо ни прекрасным, ни безобразным, ни справедливым, ни несправедливым. Всякому нашему утверждению о любом предмете может быть с равным правом, с равной силой противопоставлено противоречащее ему утверждение. Нашей личной истиной являются чувственные восприятия, однако коренным заблуждением было бы навязывать их другому». Поэтому утверждение «Справедливость есть, за нее стоит бороться!» не нашло бы у Пиррона глубокого философского понимания. Он предложил бы сначала разобраться, в чем состоит справедливость и каким образом за нее следует бороться. После чего явным образом вылетел бы из компании революционеров аналогично своему современнику Дмитрию Выдрину.

Однако народ не простил Юлии Тимошенко совсем не предательства философских идеалов. Он не простил неверно сделанных из них выводов. Поскольку из невозможности выносить окончательные суждения Пиррон определил для себя единственно возможную философскую линию «воздержания» (сдержанного отношения к вещам и явлениям). Разумеется, Юлия Тимошенко, как настоящая женщина, даже в условиях кризиса не могла себе такого позволить, а потому навсегда осталась в плену «оппозиционной софистики».

Меж тем, воинствующий скептицизм – достаточно сильное оружие для остальной раздробленной оппозиции. Нечто сродни древнему восточному утверждению, что «стоит посидеть на берегу реки и дождаться, пока по ней поплывут трупы твоих врагов». От всех прочих «тушек» политик-скептик отличается тем, что, приняв к сведению образ жизни, навязанный обстоятельствами непреодолимой силы, не придает этому образу мыслей и действий значения безусловно истинных или ложных. Далее снова по античному писанию: «Мы ничего не можем на сегодня достоверно сказать о том, что происходит, значит мы ничему не будем препятствовать, но и ничего не будем избегать. Каждое из принятых решений относительно в свое время и при своих обстоятельствах. Иногда оно достойно, иногда избегаемо. Остается жить достойно, не возносясь при благе как благе и не унижаясь при зле как зле, бодро встречая неизбежно случающееся и будучи свободным от беспокойства насчет мнения, по которому что-либо считается злом или благом». Мудрец должен быть абсолютно невозмутим и бесстрастен – именное такого рода внутреннее состояние Пиррон называл блаженством. Мы не уверены, что сегодня строится именно Украинская держава, но созерцаем: что-то строится. Когда окончательно определится, что строится совершенно не то, найдется достойная замена софистам Юлии Тимошенко.

Сегодняшнее «оппозиционное блаженство» состоит в том, что скептицизм - это единственная идеология, которая не отрицает правоты других. Постоянное сомнение предполагает, что нельзя однозначно соглашаться с каким-либо суждением, но при этом и однозначно его отвергать. При этом скептицизм не отрицает возможности прийти к окончательному решению: истина лишь пока не найдена, надо лишь искать усерднее. Может быть, на сегодня ни одна из выдвинутых идей просто не соответствует предъявляемым требованиям. А может быть эти требования столь высоки, что нынешний уровень культуры «политической элиты» не позволяет рассчитывать на обнаружение истины в ближайшее время. Зато скептики всегда славились способностью наблюдать за ошибками других и делать надлежащие выводы. В конце-концов, недоступность истины и равносильность различных мнений - это основы скептицизма, благодаря которой он выживает при всех обстоятельствах. Для движения вперед остается добавить необходимый минимум:

1) свободу обмена мнениями (в сегодняшнем понимании – «свободу слова»);
2) разумную координацию уникального опыта разных людей (что, собственно, и связывается с понятием «оппозиция», вне зависимости от того, что прописано в Конституции). Так восславим же тех, кто не просится во власть, но и не рвется на баррикады. Кто пребывает в ситуации «просвещенного скептицизма». Виктор Пинзенык, Юрий Ехануров, Леонид Кравчук, кто следующий?

Сергей Бочкарев

0 комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии