«Бабий Яр»: осмысление трагедии

'«БабийВ следующем году исполняется 70-я годовщина трагедии массовых расстрелов гражданского населения в 1941 году в Бабьем Яру. В связи с этим указом президента Виктора Януковича был создан Организационный комитет по подготовке соответствующих мероприятий. В его состав неожиданно включен Председатель Совета Всеукраинской общественной организации «Правозащитное общественное движение «Русскоязычная Украина», «регионал» Вадим Колесниченко. Даем возможность вам предположить, как могла бы выглядеть глава, посвященная Бабьему Яру, в самом «достоверном, беспристрастном и идеологически правильном учебнике совместной российско-украинской истории», который ожидается в недалеком будущем.

Начать повествование следует с Киевской оборонительной операции. Ещё в июле 1941-го, когда немцы вышли на подступы к Киеву, Сталин вполне справедливо требовал удержать Киев любой ценой. Командующий Юго-Западным фронтом генерал Кирпонос получил в свое распоряжение мощную военную группировку численностью около 1 млн.бойцов. Вокруг Киева были задействованы мощные укрепрайоны, а также были вырыты многочисленные противотанковые рвы. Тем не менее, противостояние военных стратегий сложилось по-другому. После первой неудачной попытки немцы не стали штурмовать Киев в лоб, а обошли фланговым ударом. После форсирования немцами реки Днепр в районе Канева-Кременчуга над войсками Киевского выступа нависла явная угроза окружения. Из-за боязни всего без исключения командования РККА отдать приказ об отводе войск за Днепр произошла фактическая катастрофа Юго-Западного фронта. Безвозвратные потери группировки (убитые и пленные) составили более 700 тысяч (70%). При этом Киев достался немцам практически не разрушенным. И даже противотанковые рвы, патриотично выкопанные вокруг города (один из которых проходил вдоль запланированной линии обороны в Бабьем Яру) будут впоследствии использованы совсем по другому назначению. А пока по результатам оборонительной операции потеряли свои должности Начальник Генштаба Жуков, Главком Юго-Западного направления Буденный. Командование Юго-Западного фронта было обвинено в паникерстве, после чего обычно следовали трибунал и расстрел, однако командующий фронтом Кирпонос и начальник штаба Тупиков предпочли погибнуть при выходе из окружения.

Однако на этом Киевская оборонительная операция не закончилась. Сразу после захвата Киева немцами (19 сентября 1941 года) в центральной части города начинаются взрывы. Считается, что взрывами руководила оставленная подпольная группа Ивана Кудри. Однако более достоверно предполагать, что минированием перед уходом занимались совершенно разные группы, поскольку в результате взрывов пострадала и конспиративная квартира самого подполья.

24 сентября начинают взрываться дома на Крещатике. Попытки немцев погасить начавшиеся пожары не дают результата. Стоит жаркий сентябрь, к тому же в городе не работает система водоснабжения. Немцы пытаются протянуть пожарные рукава из Днепра, однако их протяженность оказывается слишком большой, к тому же в разных местах их периодически перерезают. В итоге, немцы отказываются от тактики справиться с пожарами «гражданскими мерами», и наоборот подрывают соседние дома, чтобы ограничить очаг распространения пожаров. Вся центральная часть города оказывается разрушенной и выгоревшей (периметр – улицы Институтская, Ольгинская, Николаевская, Лютеранская, Прорезная). Чем не позор для «оккупантов столицы».

Отдельного рассмотрения заслуживает взрыв Успенского собора Киево-Печерской Лавры. Достоверным считается факт, что в период оборонительной операции в нем располагался склад военного имущества и боеприпасов. Далее версии расходятся. Существует предположение, что собор был заминирован в расчете на то, что немцы попытаются устроить в нем торжественный молебен по случаю взятия столицы. Немцам донесли о готовящейся диверсии, но разминировать они его не смогли, поэтому решили посодействовать взрыву. В любом случае, цель принципиального «надругательства над символом украинской национальной гордости» в этот период еще не стояла.

В целях предотвращения дальнейших диверсий и воспитательного воздействия на население, колеблющееся между старой и новой властью, в происходящем были немедленно обвинены «жиды» и «коммуно-большевики». По традиции, для наведения контактов с местным населением на оккупированных территориях, немцы практиковали обвинить во всех бедах кого-нибудь третьего (коммунистов, социал-демократов, цыган, евреев, инородцев, неполноценных). Потом, слившись в праведном гневе, совместно эту группу ограбить и извести. В какой-то мере это уменьшало возлагаемое на них бремя. Таким образом началась ответная операция по сбору и расстрелу заложников. Первый доклад немецкого командования о «единстве взглядов с местным населением» был таков: «Украинцы отвернулись от евреев, потому что они в основном были функционерами большевистской партии, но антисемитизма расистского и идеологического характера у населения все-таки нет. Для репрессий против евреев украинскому населению недостает как главарей, так и вдохновения».

Требует осмысления тот факт, что до сентября 1941 года ни в одном крупном оккупированном городе еще не осуществлялась практика тотального уничтожения еврейского населения. Евреев, как правило, депортировали с мест проживания в концлагеря, где постепенно истребляли. Причем контроль за этим процессом зачастую возлагался на органы местной власти, которые, исходя из своих убеждений, иногда усердствовали, а могли и саботировать инициативы оккупантов. Создавались гетто, вводились ограничения на гражданскую жизнь евреев, однако быть евреем — еще не означало быть немедленно расстрелянным. Только с советских территорий начинает реализовываться новый сценарий «окончательного решения еврейского вопроса»: еврейское население любого города уничтожается в срок от нескольких дней до нескольких месяцев. Причин активизации «деятельности» несколько. Первая и основная – в своих теоретических исследованиях основное зло современного мира Гитлер определял в среде «коммунизма» и «еврейства». При этом, исследуя историю европейской «социал-демократии», неожиданно пришел к выводу о тождественности этих понятий. Причем в его понимании они особенно пересеклись на территории Советского Союза. Вторая причина - не оправдалась теория, что местное население будет само уничтожать евреев. Терпимость и спокойствие превзошли ожидания. Третий действующий фактор - масштабы сопротивления оккупационному режиму также превзошли ожидания. За это немедленно должны были быть найдены «виновные», а также взяты «заложники» для дальнейшего контроля над ситуацией. Тотальный холокост начался именно с территории Центральной и Восточной Украины и именно в сентябре-октябре 1941 года. В дальнейшем масштабы уничтожения евреев были заметно больше там, где активно сопротивлялись «новому порядку».

Теперь о самом месте «сведения счетов» - Бабьем Яре. Перед войной Бабий Яр представлял собой один из самых больших на территории Киева оврагов (длина свыше 2,5 км, глубина около 50 м), по дну которого протекал ручей с одноименным названием, в прошлом — правый приток реки Почайны. Местность, являвшаяся с древнейших времен естественной защитной преградой на окраине Киева. Территория длительное время оставалась малонаселенной. Включала в себя большое еврейское кладбище, рядом с которым небольшие участки были отведены для караимского и мусульманского кладбищ. Последнее непосредственно прилегало к основному руслу Бабьего Яра. Здесь же было открыто военное кладбище, где хоронили военнослужащих лазарета, некоторое время действовавшего на территории Кирилловского монастыря и Кирилловских богаделен. С 1878 года действовало Лукьяновское православное кладбище (ныне — заповедник-некрополь). В конце 19 века огромная территория была отведена под летние военные лагеря. Здесь были сооружены легкие жилые здания, оборудованы плацы, стрельбища, учебное поле. Эта территория оставалась в распоряжении военных до самого начала второй мировой войны (так называемые Сырецкие лагеря). В этом же районе в предвоенные годы была построена железнодорожная станция Киев–Лукьяновка, ставшая одной из главных товарных станций города (располагалась на стыке современных улиц Зоологической (Безыменная), Якира (Овруцкая), семьи Хохловых (Кагатная) и Дегтяревской). Однопутная железнодорожная ветка связывала ее с основным железнодорожным кольцом в районе нынешней станции метро «Берестейская». Рядом с товарной станцией вырос огромный складской район. Именно эти постройки немцам оказалось удобно использовать под лагерь для военнопленных. Колонны людей пригоняли по Брест-Литовскому проспекту (ныне – проспект Победы) и Старожитомирской дороге (ныне - улице Дегтяревской).

Расстрелы в удобном месте рядом с лагерем начались с военнопленных. Однако даже тогда, когда был объявлен массовый сбор евреев, люди не понимали, что их ведут на расстрел. Предполагали, что их собирают в гетто, откуда, может быть, повезут по железной дороге на работы в Германию. Отсюда такая покорность и молчаливое согласие соседей. Уверенности добавляли свидетели немецкой оккупации 1918 года, уверявшие, что немцы – цивилизованные люди.

Однако с момента вхождения нацистов в город до начала расстрелов в Бабьем Яру прошло всего десять дней. Это потом уже стало известно, что создание еврейского гетто по примеру Варшавы или Львова так и не было запланировано. 28 сентября по городу были расклеены объявления на трех языках - русском, украинском и немецком - без даты и подписи, отпечатанные в типографии шестой немецкой армии. Всем евреям Киева и окрестностей было приказано собраться 29 сентября утром на углу улиц Мельникова и Дегтяревской, иметь при себе документы, ценные вещи, белье, теплую одежду и прочее. За неявку грозили смертной казнью. С этого момента устанавливается полный запрет на самовольное переселение евреев с территории, подконтрольной нацистам.
За первые два дня немцы уничтожили в Бабьем Яру около 34 тысяч евреев. К 12 октября число убитых достигло 51 тысячи. А к ноябрю цифра выросла до 80 тысяч. В дополнение к евреям в Бабьем Яру расстреливали и других «неблагонадежных»: украинских националистов, цыган, заложников, военнопленных, коммунистов и пациентов психиатрических больниц. В итоге из 250 тысяч убитых только 200 тысяч были евреями.

Однако сводить все последствия Бабьего Яра к решению «еврейской проблемы» было бы неправомерно. По этому месту существует масса сопутствующих вопросов, не получивших по настоящее время достойных ответов.
Существует предположение, что в предвоенные годы один из отрогов Бабьего Яра использовался для захоронения жертв политических репрессий, перед тем, как это начали делать в Быковне. Впоследствии этот овраг был засыпан, а позднее попал под многоэтажную застройку. Сегодняшние предположения делаются на сравнительном анализе данных аэрофотосъемки советского и немецкого периода, но установить достоверную истину не удастся уже никогда.

Дискуссионной остается тема участия украинских националистов "Буковинского куреня" в расстрелах евреев в Бабьем Яру. Где они вполне могли сталкиваться лицом к лицу со сторонниками ОУН(Мельника), планировавшими провести в Киеве акцию учреждения Украинской державы, аналогичную проведенной ОУН(Бандеры) во Львове, но попавшими вместо этого в братскую интернациональную могилу.

Где-то здесь же, лежат несколько участников «матча смерти» - Киевской футбольной команды «Старт», созданной на основе киевской команды НКВД «Динамо», но почему-то не попавших под призыв или в эвакуацию. После успешно проведенных матчей с оккупантами в 1942 году, в 1943 они были репрессированы в Сырецкий концлагерь по напоминаю «доброжелателей», что команда «Динамо» принадлежала Наркомату внутренних дел. Впоследствии трое из них (Н.Трусевич, И.Кузьменко, А.Клименко) были расстреляны как заложники (по принципу случайного выбора из строя) за побег из лагеря своих соседей.

Все еще мало освещается показательная казнь группы немецких генералов после освобождения Киева, проведенная без суда и следствия в отместку за причиненные зверства. А ведь на ней пламенные речи перед горожанами произносили Жуков и Хрущев.
Всего лишь технические подробности приводятся о послевоенной «сырецкой трагедии», когда в нижнем течении ручья Бабьего Яра был сооружен отстойник для осаждения глинистых сбросов кирпичных заводов, впоследствии прорвавший дамбу в сторону Куреневки. В результате, к моменту сооружения известного монумента самого Бабьего Яра почти не осталось – появился новый микрорайон.

Мало говорится о том, что по свидетельствам очевидцев основные расстрелы проводились на месте, где сегодня построена станция метро Дорогожичи, а не на месте сооружения мемориала. Хотя крест «погибшим священникам» и минора на входе установлены правильно. Да и в прошлом году местные жители, протестуя против строительства очередной высотки, ставили крест на месте одного из отрогов Бабьего Яра вполне объективно.

Все это наша история - без купюр и идеологии. И одному Богу известно, какой патриотический уклон у нее получится, если внести в учебник все факты хоть в «русско-украинском», хоть в «общеевропейском» понимании. Скорее всего, получится вывод, высеченный на камне возле восстановленного Успенского собора Киево-печерской лавры: "В 1941 году подорван варварами XX века". Без уточнения деталей.

Сергей Бочкарев

0 комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии