Чикагский саммит НАТО: интересы США и перспективы Украины

'ЧикагскийДостаточно дискуссионным событием последних дней стало проведение 21 мая 2012 г. саммита НАТО в Сан-Франциско, самого масштабного за всю историю альянса. Кроме представителей государств-членов НАТО, на саммите присутствовали президенты «стран-ассистентов» НАТО, включая Македонию, Черногорию, Боснию и Герцеговину, Грузию. Также присутствовали главы государств Пакистана, Афганистана, Катара, ОАЭ, Иордании, Марокко и Украины. Несмотря на охлаждение отношений с Западом касательно дела Тимошенко, в работе саммита участвовала делегация Украины во главе с В. Януковичем, министром иностранных дел К. Грищенко. Поводом для приглашения Украины на саммит, стало участие 24 украинских граждан в миссии ISAF в Афганистане. Следует отметить, что проведение саммита в Чикаго является не случайным. События российско-грузинской войны в августе 2008 г., усиление интеграции государств ЕС в рамках Единой политики безопасности и обороны (ЕПБО), как альтернативы НАТО, укрепление интеграционных процессов в рамках Таможенного союза, а также сближение ЕС и РФ, особенно в энергетической сфере, свидетельствуют об ослаблении позиций США в Европе и на постсоветском пространстве. Соответственно, у США возникла потребность в новой стратегии, альтернативной неудавшейся «перезагрузки», для усиления зависимости ЕС от США, недопущения более тесного сближения с РФ, в т. ч. в сфере обороны и ПРО. Поэтому средством реализации новой стратегии США должен стать НАТО.

Не случайно, что ключевым событием Чикагского саммита НАТО стало официальное принятие концепции «разумной обороны» («smart defense»), которая была прописана в итоговой декларации встречи на высшем уровне. Данная концепция предполагает новую форму финансового и оборонного сотрудничества в рамках альянса. Иными словами, государства-члены в относительно равной степени будут предоставлять финансовые средства из государственных бюджетов для формирования бюджета НАТО. В данном случае США решают сразу две задачи. Во-первых, происходит экономия военного бюджета США за счёт увеличения взносов со стороны других государств-членов. К примеру, до принятия «разумной обороны», в 2011 г. бюджет НАТО составил 1,38 млрд. $ из которых доля США составляла 731,8 млн. $, а совокупная доля стран ЕС только 282,5 млн. Во-вторых, США, таким образом, смогут снизить финансирование ЕПБО, которая рассматривается как автономная система безопасности, альтернативная НАТО в Европе. Кроме того, концепция «разумной обороны» предполагает создание интегрированной в рамках НАТО трансатлантической системы ПРО. Данная система ЕвроПро рассчитана на перехват одиночных тактических ракет, а её создание должно быть произведено до 2020 года. Известно, что обновлённый проект ЕвроПро будет включать в себя ракеты-перехватчики, которые планируется разместить на территории Румынии и Болгарии, радиолокационный радар в Норвегии (с нач. 2000-х). Кроме того, в данную систему будет задействован размещённый в Средиземном море крейсер «Монтеррей», который оснащён системой ПРО «Иджис» и который планируется передать под командование НАТО в Германии. Более того, в отличии от раннего проекта ПРО на территории Чехии и Польши, система ПРО «разумной обороны» будет включать в себя и элементы воздушного слежения и обнаружения. Известно, что участники саммита подписали договор о покупки у США 5 беспилотных летательных аппаратов «Дрон», «Предейтор», которые будут совместно использоваться государствами-членами НАТО не имеющих подобных аппаратов либо неспособных купить их в одиночку. Особый акцент делается на укреплении воздушного обнаружения над территорией стран Балтии, которые имеют границу с РФ, её эсклавом Калининградской областью, где по заявлению российских политических лиц существует потенциальная возможность размещения российских ракет-перехватчиков, что рассматривается США, странами «Новой Европы» (страны вступившие в ЕС в 2004, 2007 гг.), Великобританией как элемент давления на ЕС. Т. е. можно заметить создание новой системы наблюдения за поверхностью земли AGS («Alliance Ground Surveillance») в рамках НАТО как дополнение к ЕвроПРО.

Интересен механизм создания, поддержания и дальнейшей эксплуатации системы ПРО и AGS. Страны-члены должны объединить свои финансовые средства на закупку вооружений, радиолокационных систем, систем пассивной обороны, а также беспилотных летательных аппаратов. Также предполагается специализация ВПК отдельных стран-членов по поддержанию оборонного потенциала НАТО конкретными видами вооружений. Фактически, под предлогом создания европейской системы ПРО для сдерживания ядерных программ КНДР, Ирана, США снова решают ряд задач. С одной стороны, инициативы по созданию единого ВПК в контексте ЕПБО перекрываются за счёт усиления оборонной зависимости в рамках НАТО, особенно в совместном использовании элементов и высокоточных вооружений в рамках ПРО. Известно, что поддержание и эксплуатация данных вооружений задействует немалые средства из бюджетов стран ЕС. Кроме того, не актуальной становится и идея создания альтернативной системы ПРО в рамках ЕПБО, без участия США и НАТО. Более того, в случае успешной реализации проекта США смогут усилить влияние на сферу обороны не только ЕС в целом, но и государств, на территории которых будут находиться элементы ПРО либо центры координации и управления системой AGS. Известно, что совместные проекты НАТО требуют совместного управления со стороны военного комитета, комитета военно-стратегического планирования НАТО, где большее количество мест занимают представители США. Таким образом, в случае реализации проекта ЕвроПРО «разумной обороны» НАТО, США усиливают не только отток финансовых средств из ЕС, рассчитанных на финансирование ЕПБО, но и привязывают оборонную сферу стран-членов ЕС к США, усиливают их зависимость от поставок деталей, вооружений из США. К примеру, беспилотным летательным аппаратам США нет аналогов, за исключением продукции Израиля, который является активным союзником США вне НАТО. Безусловно, в данном случае следует не упускать из внимания экономические интересы США, а именно возможность увеличения экспорта продукции ВПК в ЕС, сокращение собственных расходов на пополнение бюджета НАТО, на содержание будущей системы ПРО НАТО в Европе. С другой стороны, нельзя исключать и геополитических, военно-стратегических задач, которые могут решить США за счёт создания ЕвроПРО в контексте реализации концепции «разумной обороны». Так или иначе, однако «разумную оборону» следует рассматривать и как средство сдерживания РФ и ЕС от сотрудничества в сфере безопасности и обороны и тем более в потенциально возможных инициативах совместной «евразийской» ПРО для совместного сдерживания веса США и НАТО в Европе и смежных регионах. В частности, роль РФ в ЕвроПРО не прописывается в итоговой декларации Чикагского саммита, в отличие от результатов Лиссабонского саммита НАТО в 2010 г. Более того, российская сторона вовсе отказалась от участия в саммите. Несмотря на заявления Б. Обамы о том, что ЕвроПРО не направлена против ядерных сил РФ, В. Путин заявил об отказе от сокращения обычных вооружений и о готовности разместить установки «Ярс» на юге и севере РФ. Кроме того, в определённой степени, можно провести параллель плана ЕвроПРО НАТО в рамках концепции «разумной обороны» с т. н. программой «Звёздных войн» 80-х гг., которая предполагала создание системы ПРО США космического базирования, которая была рассчитана на психологическое давление на СССР. Можно предположить и эффект психологического давления на правительство РФ от создания системы ПРО «разумной обороны», которая гипотетически может нивелировать ядерный потенциал РФ в качестве фактора сдерживания, гарантии безопасности РФ, её интересов на постсоветском пространстве.

Однако возникает вопрос о смысле присутствии на Чикагском саммите НАТО делегаций из Украины и других стран, не являющихся членами НАТО. В данном случае следует рассмотреть ещё один аспект, который предполагает концепция «разумной обороны», который представлен т.н. стратегией «Координации с партнёрами». Иными словами более эффективное обеспечение безопасности государств-членов зависит от сотрудничества с государствами партнёрами за пределами НАТО. По официальным данным подобное партнёрство должно заключаться в поддержке со стороны данных государств создания и использования системы ПРО, их участие в обмене стратегической информацией, в борьбе с распространением запрещённых взрывчатых веществ, ОМУ, ядерного оружия, а также кооперацию в промышленных секторах, которые могут быть использованы для поддержания системы ЕвроПРО и AGS. Кроме того, предполагается использование государствами-партнёрами системы AGS для обеспечения безопасности собственного воздушного пространства. Известно, что уже планируется подключить к сотрудничеству в рамках «разумной обороны», наиболее тесных партнёров НАТО в субрегионах Закавказья, Балкан, включая Грузию, Македонию, Черногорию, Боснию и Герцеговину. Кроме того, обсуждалось привлечение к сотрудничеству в рамках «разумной обороны» Сербии, которая заслужила репутацию «пятой колонны» РФ на Балканах. На данный момент происходит активная дискуссия касательно перспектив и места Украины в системе отношений с НАТО в рамках «разумной обороны» при отсутствии официальных заявлений со стороны НАТО касательно данной перспективы. Соответственно, несмотря на провозглашённый внеблоковый статус, Украина, являясь членом ПРМ и имея в качестве отдельного внешнеполитического приоритета «прагматическое» сотрудничество с НАТО, согласно ЗУ «Об основах внешней и внутренней политики» 2010 г., также имеет определённые перспективы сотрудничества с НАТО в контексте «разумной обороны».

По словам посла Украины при НАТО И. Долгова, оборонная промышленность и мощный ВПК Украины даёт возможность сотрудничества в рамках «разумной обороны». Об этом свидетельствуют консультации на уровне экспертов, касательно возможности обслуживания и дополнения продукцией ВПК Украины элементов ПРО и AGS. Следует отметить, что теоретически подобное сотрудничество Украины и НАТО вполне возможно за счёт наличия серийного производства отечественным ВПК автоматизированных станций пассивной радиотехнической разведки «Кольчуга», аналогов которой не существует в странах-членах НАТО. Украинская «Кольчуга» позволяет с высокой точностью определять координаты наземных и надводных целей, маршруты их движения на расстоянии до 600 км в глубину территории и на 150 км по фронту, а для воздушных целей, летящих на высоте 10 км – до 800 км, в т.ч. и баллистические ракеты. Кроме того, обнаружение данной системы с воздуха не возможно, т.к. она не излучает радиоволн. Соответственно, благодаря наличию уникальной радиотехнической продукции, Украина имеет реальные шансы участвовать в производственной кооперации в рамках «разумной обороны» для обслуживания ЕвроПРО, AGS. Кроме того, возможны поставки отечественных станций пассивной радиотехнической разведки в страны-ассистенты НАТО (Грузия, Македония, Черногория, Босния и Герцеговина), которые также будут участвовать в обеспечении «разумной обороны» НАТО. Кроме того, исходя из геополитического положения Украины, её участие в проекте является рациональным для НАТО, т. к. она блокирует выход РФ и ОДКБ к границам четырёх его стран-членов. Особенно важно блокирование Украиной выхода ОДКБ к границе с Румынией, где будут размещены ракетные комплексы ЕвроПРО. Кроме того, Украина выступает связующим звеном между граничащими с РФ странами Балтии, Польшей (граница с Калининградской областью) и Румынией, Болгарией, странами-партнёрами «разумной обороны» на Балканах. Иными словами, военно-техническое участие Украины в «разумной обороне» НАТО позволяет США осуществить идею «санитарного кордона» простирающегося от стран Большой Северной Европы, ЦВЕ, Балкан. «Санитарный кордон» позволит обеспечивать снижение влияния на европейском направлении не только России, но и Ирана, в случае вероятного обретения государством ядерного оружия. Кроме того, интересно и энергетическое значение «санитарного кордона». Усиление позиций НАТО в контексте «разумной обороны» на Балканах, может способствовать реализации перспективных газо- и нефтепроводов, альтернативных «Южному потоку» РФ. Среди данных трубопроводов существуют проекты «Южного коридора» («Набукко», «Трансбалканский нефтепровод», нефтепровод «Влора – Скопье – Бургас» (поставки ливийской нефти в ЕС)), а также проект перспективного газопровода от месторождения «Левиафан» в Восточном Средиземноморье до ЕС через страны Балканского полуострова. Кроме того, произойдёт усиление влияния США в контексте НАТО на Балканах, которое заметно вытеснялось ЕС в последние годы. Об этом свидетельствует переход под командование ЕС миссии IFOR в Боснии и Герцеговине в 2004 г. (операция «Алтея»), стремление включить в ЕС Хорватию, где половину иностранных инвестиций (17,6 млрд. евро) составляют финансовые вложения ФРГ. Заметно, что Украина в данном «санитарном кордоне» сможет занимать позицию связующего звена между странами ЦВЕ и Балкан в рамках «разумной обороны». Кроме того, удобным является внеблоковый статус Украины, который гарантирует воздержание НАТО от размещения каких-либо элементов ПРО на национальной территории. В тоже время, внеблоковый статус даст возможность проводить экономическое и военно-техническое сотрудничество в рамках «разумной обороны», а именно даст возможность Украине реализовать поставки необходимого оборудования ВПК в государства НАТО и страны партнёры. Кроме того, Украина сможет использовать систему AGS для обеспечения безопасности воздушного пространства. Более того, участие Украины в «разумной обороне» сможет компенсировать незначительное участие Украины в ISAF (24 чел.), и тем самым расширить участие наших компаний в реализации энергетических проектов проходящих через территорию Афганистана. В частности, в рамках переговоров с украинской делегацией на саммите НАТО, прошли консультации касательно возможного участия компаний Украины в строительстве ГЭС, в прокладке участков газопровода ТАПИ на территории Афганистана, Туркменистана. Иными словами присутствие делегации Украины на Чикагском саммите НАТО, являлось не случайным – это демонстрация заинтересованности США в укреплении сотрудничества в случае признания Украиной ЕвроПРО, участия в «разумной обороне». Фактически можно выделить обоюдный интерес, как США, так и Украины в налаживании контактов. Для США, исходя из представленных прогнозов, Украина рассматривается как элемент сдерживания сближения ЕС и РФ. В свою очередь, для Украины стратегическое партнёрство с США, является, прежде всего, альтернативой ухудшимся отношениям с ЕС, фактор сдерживания стремления РФ к поглощению Украины в рамках Таможенного союза. Таким образом, стратегия США на ограничение действий ЕС, его отдаление от РФ благодаря «разумной обороне», выгодна для Украины с целью ослабить давления со стороны РФ и попыток ЕС вмешиваться во внутреннюю политику («дело Тимошенко»). Хотя «дело Тимошенко» является не менее дискутируемым и в США, приглашение делегации Украины на Чикагский саммит НАТО есть свидетельством перенесения на задний план темы «прав человека», «прозрачности законодательства», «уровня демократии» для более эффективного ослабления ЕС и последовательного сдерживания РФ в регионе.

Однако перспективы Украины в участии в «разумной обороне» являются не безоблачными. Во-первых, несмотря на возможность военно-технического сотрудничества в рамках «разумной обороны», отечественный ВПК требует адаптации в соответствии со стандартами НАТО, для обеспечения совместимости, на что требуются дополнительные финансовые средства. Во-вторых, в Украине происходит достаточно острая борьба за привлечение электората различными политическими силами накануне парламентских выборов. Представители оппозиции, по старому сценарию, разыгрывают «европейскую карту», ищут поддержку со стороны ЕС, который критикует нынешнюю власть касательно «дела Тимошенко». В-третьих, не следует забывать и о российском факторе, который во многом направлен на нивелирование роли Украины как противовеса усилению первой на постсоветском пространстве. Для этого у РФ есть возможность розыгрыша т. н. «энергетического компромисса» – отказ Украины от участия в «разумной обороне» в обмен на пересмотр условий газовых соглашений 2010 г. в пользу Украины. Кроме того, на руку РФ неоднозначное отношение к НАТО со стороны ряда политических сил, рядовых граждан Украины.

Таким образом, рассматривая решения принятия «разумной обороны» на Чикагском саммите НАТО 21 мая 2012 г., а также учитывая присутствие на нём делегации Украины, можно предположить, что в интересах США ограничение свободы действий ЕС в рамках «разумной обороны», сотрудничества с РФ с целью собственного усиления в Европе и на постсоветском пространстве. Соответственно, позиция Украина касательно «разумной обороны» является фактором эффективности реализации США своих интересов. Однако подход Украины касательно участия в «разумной обороне» должен в первую очередь отвечать национальным интересам.

Кухалейшвили Георгий
политолог-международник


0 комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии