DataLife Engine > ГЕОПОЛИТИКА > Центрально-Восточная Европа: опора Украины в ЕС

Центрально-Восточная Европа: опора Украины в ЕС

Центрально-Восточная Европа: опора Украины в ЕССо времён обретения независимости, одним из традиционных приоритетов внешней политики Украины является развитие поступательных и добрососедских отношений со странами Центрально-Восточной Европы (ЦВЕ). Однако, на современном этапе отношения Украины со странами ЦВЕ приобрели новое качество. Данные государства, являясь «молодыми» членами ЕС, играют роль посредника в отношениях Украины и ЕС, выступают в качестве лоббиста интересов Украины в Евросоюзе.

Однако нельзя упускать и другую тенденцию, а именно общее осложнение отношений Украины со странами «Старой Европы», локомотивами ЕС на фоне «дела Тимошенко» и общего сближения с ЕС и РФ. Так или иначе, но на современном этапе Германия, Франция заинтересованы в укреплении энергетического диалога с РФ, в контексте напряжённости в сырьевых регионах Большого Ближнего Востока, введения с июля эмбарго на поставки нефти из Ирана. Они видят позитивные перспективы в обеспечении своей энергобезопасности за счёт увеличении поставок природного газа по газопроводу «Северный поток». Кроме того актуально строительство газопровода «Южный поток» для поставок газа в Грецию, Италию, другие страны Южной Европы с декабря 2012 г. Фактически на современном этапе наблюдается передел сфер влияния на постсоветском пространстве. Локомотивы ЕС в лице Франции и Германии дают молчаливое согласие на распространение евразийской интеграции на страны региона, в том числе и на Украину, тормозя процесс расширения ЕС в данном направлении. РФ в свою очередь обеспечивает на 80 % энергобезопасность ЕС, благодаря прямым поставкам природного газа. Известно, что в контексте данного геополитического «передела» затягивается и подписание парафированного договора о зоне свободной торговли и ассоциации между ЕС и Украиной.

Тем не менее, возникает вопрос – соответствует ли интересам стран ЦВЕ расширение сферы влияния РФ за счёт включения Украины в Таможенный союз / ЕЭП, а также чёткая линия «Старой Европы» на сближение с РФ, и усиление геополитического альянса с Восточным соседом для противовеса влиянию США в Европе? Данный вопрос является крайне противоречивым и неоднозначным. С одной стороны наблюдается тенденция к попыткам стран «Малой Европы», особенно Польши укрепить своё влияние в ЕС, противопоставить себя локомотивам в лице Германии и Франции. В данном случае заметна их активная позиция в приоритете развития атлантического, а не российского вектора в общем внешнеполитическом курсе ЕС. Страны ЦВЕ видят в США и НАТО традиционного гаранта безопасности в Европе, прохладно относятся к ЕПБО, усилению наднациональной интеграции. С другой стороны, нельзя отрицать и попытки западных соседей Украины усилить своё влияние в наднациональных органах ЕС, играть не меньшую роль в принятии решений, чем Германия, Франция, Италия, Испания, которые являясь европейскими макрогосударствами, имеют больше голосов в ряде наднациональных органов. Кроме того, во внешней политики Польши, преобладает стремление к региональному лидерству, попытке играть роль третьего локомотива, центра силы ЕС наравне с Германией и Францией, что проявляется в контексте т. н. «Веймарского треугольника», неформальной консультативной платформы трёх государств.

Однако, несмотря на противоречивые и неоднозначные моменты в подходе стран ЦВЕ к евроинтеграции, их позиция по отношению к Украине является противоположной позиции «Старой Европы» в виду ряда факторов, а также особенностей двусторонних отношений наших государств.

Во-первых, существует обоюдная экономическая заинтересованность между Украиной и странами ЦВЕ, что является объективным фактором в развитии евроинтеграции нашей страны. Известно, что на данном этапе наблюдается достаточно позитивная динамика в торгово-экономическом сотрудничестве Украины со странами региона. Несмотря на последствия финансово-экономического кризиса, заметен рост товарооборота. К примеру, Польша занимает 5-е место среди торгово-экономических партнёров Украины. Если в 1999 г. товарооборот составлял 610 млн. $, то в 2010 г. достиг 4,8 млрд. $, а в 2011 г. 6,2 млрд. $. Аналогичная ситуация наблюдается и в двусторонней торговли Украины и других стран ЦВЕ. Если в 2005 г. товарооборот Украины c Чехией составил 971,5 млн. $, с Словакией 512 млн. $, с Венгрией 1,3 млрд. $, то в 2010 г. вырос до 1,3 млрд. $ (с Чехией), 1 млрд. $ (с Словакией), 1,5 млрд. $ (с Венгрией). Соответственно, в 2011 г. товарооборот с Чехией составил 2 млрд. $, с Словакией 1,8 млрд. $, с Венгрией 1,8 млрд. $.

Следует отметить, что Украина является транзитёром российского газа в страны ЦВЕ через свою ГТС, а также экспортирует продукцию горнорудной, деревообрабатывающей промышленности, металлургии, ядерной энергетики. Заметно, что страны ЦВЕ заинтересованы в импорте украинского сырья и поэтому участие Украины в евроинтеграционных процессах является для них крайне выгодным. В случае создания ЗСТ и ассоциации Украины и ЕС, будут ликвидированы таможенные барьеры со странами ЦВЕ. Украина смогла бы увеличить объёмы экспорта как минимум в 2 раза. Поэтому, странам ЦВЕ экономически не выгодна интеграция Украины в евразийские структуры Таможенного союза (ТС) и ЕЭП, т. к. введение общих таможенных тарифов для стран ЦВЕ, перекроет возможность интенсификации торгово-экономических отношений.

Кроме того, Украина заинтересована в инвестициях стран ЦВЕ в своей экономики. Несмотря на то, что на сегодня наблюдается отток инвестиций Польши и Словакии из экономики Украины, совокупное количество вкладов стран ЦВЕ в сфере строительства, с/х, лёгкой промышленности, в банковском секторе и в рамках СП в 2012 г. составило 1,7 млрд. $.

В целом, исходя из динамики торгово-экономического сотрудничества, страны ЦВЕ могут извлечь для себя плюсы от евроинтеграции Украины.

Во-вторых, не менее значимым является геополитический фактор, благодаря которому страны ЦВЕ видят Украину в «связке» с ЕС. Кроме приграничного геостратегического положения, территориальное расположение Украины представляет собой естественный фортпост геополитическому влиянию РФ в регионе. Известно, что прохладное отношение к РФ со стороны рядовых граждан, ряда политических сил стран ЦВЕ, обусловлено комплексом исторических обид, включая установление СССР режимов народной демократии в странах ЦВЕ после 1945 г. На лицо несоответствие позиций и по ключевым вопросам в современных международных отношений, включая российско-грузинский конфликт, ЕвроПРО, расширение НАТО на Восток, «разумную оборону» НАТО. Соответственно, страны ЦВЕ прохладно и осторожно относятся к попыткам РФ реинтегрировать постсоветское пространство, не желая возвращения геополитического влияния РФ к границам стран ЦВЕ.

Особенно нежелательно усиление РФ в контексте евразийской интеграции на постсоветском пространстве для Польши. Данное государство стремиться к региональному лидерству в ЦВЕ, желает распространить своё экономическое влияние на постсоветском пространстве, в контексте ретрансляции политики соседства ЕС. Именно благодаря программе «Восточного партнёрства» (Украина, Молдова, Белоруссия, Грузия, Азербайджан, Армения), Польша стремиться сдерживать евразийскую интеграцию на постсоветском пространстве и проводить горизонтальную экономическую интеграцию на уровне отдельных предприятий, инициатив в контексте создания еврорегионов. Ярким примером данной стратегии Польши следует считать взаимодействие Украины, Польши и Венгрии в рамках еврорегиона «Буг», ассоциации «Карпатский еврорегион».

Страны ЦВЕ не заинтересованы в реализации популярного в некоторых кругах политэлиты ЕС и РФ проекта Единого экономического пространства между ЕС и ТС/ЕЭП. В данном случае, РФ получила бы возможность беспрепятственного доступа на рынки стран ЕС. Нежелание стать объектом экономической экспансии РФ, обосновывает прохладное отношение к совместным инициативам ЕС и РФ, включая участие РФ в развитии еврорегионов, «Беловежская пуща», «Днепр», «Слобожанщина». Хотя не стоит упускать из внимания участие Польши в экономическом сотрудничестве ЕС и РФ в Калининградской области. Соответственно для стран ЦВЕ выгодно либо членство Украины в ЕС либо её нейтралитет ибо в случае вхождения в состав евразийских интеграционных структур к границам ЦВЕ вышли бы объединения ТС/ЕЭП, ОДКБ. Кроме того, включение Украины в состав евразийских структур нивелировало бы значимость нефтепровода Одесса-Броды-Гданск, а также упразднило перспективы реализации обходных маршрутов поставки каспийского газа. В частности, речь идёт о проектируемом Украиной и КНР терминале по получению сжиженного газа в Одессе, с перспективой поставок в страны ЦВЕ.

Следует отметить, что заинтересованность стран ЦВЕ в продвижении евроинтеграции Украины, лоббирование её интересов связаны также с перспективной возможностью использовать её геополитический вес для изменения расстановки сил в самом ЕС. Ни для кого не секрет, что количество голосов государства-члена ЕС в ряде наднациональных органов, в т. ч. Совете ЕС, зависит от размера территории и количества населения. Страны «Молодой Европы», чьи позиции расходятся с Францией и Германией по вопросам решения финансового кризиса в еврозоны, развития ЕПБО либо позиции ЕС по ключевым вопросам международных отношений, не могут оказывать значимое воздействие в виду нехватки голосов. Соответственно, имея 43,5 млн. население и самую крупную территорию в Европе (603,628 км²), Украина будет иметь приблизительно равное количество голосов с Испанией, Италией, ФРГ, Францией. Вступление Украины в ЕС усилит вес и влияние стран «Новой Европы», превратит страны ЦВЕ из ведомых субъектов ЕС в конкурентов ведущим. Определённым сигналом подобной заинтересованности, является создание в 2005 г. форума V4+Украина. Известно, что на данном этапе «Вышеградская группа» (V4), членами которой являются Польша, Чехия, Словакия и Венгрия выступает субрегиональным форумом для выработки общих позиций в ЕС, координации общих действий, особенно когда мнение расходится со странами «Старой Европы».

Отдельный интерес во вступлении Украины в ЕС видит для себя Польша. В частности рассматривается перспектива формирования в ЕС второго «тандема», альтернативного Франции и Германии в лице Польши и Украины для продвижения интересов стран «Молодой Европы» в рамках внутренней и внешней политики ЕС в целом.

В-третьих, можно выделить военно-политический фактор заинтересованности стран ЦВЕ в сотрудничестве с Украиной, т. к. в какой-то степени они сходятся в видении модели обеспечении собственной безопасности, которая противоположна ЕПБО. Несмотря на декларирование статуса внеблоковости в ЗУ «Об основах внутренней и внешней политики» 2010 г., в данном же документе провозглашается прагматическое партнёрство с НАТО. Данное прагматическое сотрудничество с НАТО нашло практическое отображение в участии Украины в ПРМ, в миссии «Активные усилия», в совместных военных учениях. Как уже указывалось, страны ЦВЕ видят в НАТО гаранта безопасности ЕС, фактор сдерживания РФ, ОДКБ в европейском направлении. Кроме того, до 2008 г. Польша и Чехия выступали за размещение на своей территории элементов ЕвроПро США.

В этом плане гипотетически реальной была бы возможность сотрудничества стран ЦВЕ и Украины в рамках «разумной обороны» принятой на саммите НАТО в Сан-Франциско 21 мая 2012 г., открытой для участия не членов НАТО. В рамках военно-технического сотрудничества, Украина смогла бы поставлять в страны ЦВЕ станции радиотехнической разведки «Кольчуга», аналогов которых нет в НАТО. Кроме того, исходя из геополитического положения Украины, её участие в проекте является рациональным для стран ЦВЕ, т. к. она блокирует выход РФ и ОДКБ к их границам. Особенно важно блокирование Украиной выхода ОДКБ к границе с Румынией, где будут размещены ракетные комплексы ЕвроПРО. Иными словами, сотрудничество Украины и стран ЦВЕ в «разумной обороне» НАТО позволит создать «санитарный кордон» простирающийся от стран Большой Северной Европы до Балкан, сдерживающий сближение РФ и ЕС в оборонной сфере, поглощение Украины в евразийские структуры. В данном случае происходит совпадение интересов стран ЦВЕ, Украины и США, что подкрепляет вероятность реализации данной стратегии.

Более того, имеются определённые наработки и опыт сотрудничества стран ЦВЕ и Украины в военно-политической сфере. В частности, Украина и Польша сотрудничают в рамках совместным с Литвой миротворческим подразделением ЛИТУКРПОЛБРИГ. Также существует совместная Боевая тактическая группа стран ЦВЕ и Украины «Вышеградская БТГр ЕС». Имеется опыт взаимодействия в рамках ISAF в Афганистане, польского батальона в Ираке.

В-четвёртых, существует демографический фактор, влияющий на взаимозависимость Украины и стран ЦВЕ. В данных государствах имеется достаточно крупная украинская диаспора, значительное количество трудовых мигрантов из Украины, которые компенсируют нехватку рабочей силы на рынке труда стран ЦВЕ. К примеру, в Польше количество украинцев составляет 250 тыс. чел., в Чехии 100 тыс., в Словакии 90 тыс., в Венгрии 60 тыс. В свою очередь этнические поляки в Украине составляют 144 тыс. чел., чехи 88 тыс., словаки 60 тыс., венгры 156 тыс.

Однако нельзя говорить об отсутствии проблемных моментов в отношениях Украины со странами ЦВЕ. Известно, что до сих пор дискутируются исторические противоречия Украины и Польши связанные с Национально-освободительной борьбой украинского народа во главе с Б. Хмельницким 1648-1657 гг., украино-польской войной 1918-1919 гг., «Волынской трагедией» 1943 г., операцией «Висла» 1946 г. Также в украинско-чешских отношениях существует проблема экстрадиции. Чехия предоставила политическое убежище бывшему министру экономики Украины Б. Данилишину, на которого украинская судебная власть завела уголовное дело. Кроме того, не лишены противоречий и отношения с Венгрией. Известно, что в 1998 г. определённые политические круги выступили против установления венграми памятного знака на одном из карпатских перевалов в честь 1100-летия прихода мадьяров на Дунайскую равнину. Существует спор вокруг названия городов в Закарпатье. Венгры считают Ужгород Унгваром, а Мукачево Мункачем. Периодически всплывает историческое противоречие касательно аннексии Венгрией Закарпатья в 1939 г.

Тем не менее, данные проблемы достаточно сложно назвать действенными. Рассмотренные экономический, геополитический, военно-политический и демографический факторы свидетельствуют о том что страны ЦВЕ являются опорой Украины в ЕС, сторонниками её евроинтеграции. Более того, гипотетическое взаимодействие Украины и стран ЦВЕ обусловило бы снижение роли стран «Старой Европы» в процессе принятия решений в ЕС. Это в свою очередь обуславливает наличие спора между «молодыми» и «старыми» странами-членами ЕС вокруг перспектив евроинтеграции Украины.

Кухалейшвили Георгий
политолог-международник



Вернуться назад