СОКРОВИЩА АНТАРКТИДЫ

Для начала немного истории. Два века назад Джеймс Кук предупреждал, что если когда-нибудь и откроют южный материк, то это будет земля без будущего, она не принесет миру никакой пользы. Знаменитый английский мореплаватель пришел к такому выводу после неоднократных попыток достичь берегов «терра аустралис инкогнита». Основанием для него послужили суровость климата и абсолютная бесплодность открытых Куком в Южной Атлантике островов. Может быть, ошибался мореплаватель?

Спустя 140 лет после открытия загадочной южной земли, а именно — в 1960 году, главный исследователь первой американской антарктической экспедиции (1928— 1930 гг.) Лоуренс Гоулд заявил, что он не дал бы и медного гроша за все минеральные ресурсы в Антарктиде. Долгие годы никому и в голову не приходила мысль о том, что за Южным полярным кругом будут искать нефть. А когда об этом впервые заспорили, директор Института полярных исследований при университете штата Огайо Дэвид Эллиот саркастически заметил: «Только сумасшедший может бурить здесь скважины».

Страсти начали бурно разгораться, когда появилась догадка: Антарктида — часть Южной Америки, Африки, Австралии и Новой Зеландии. И по мере того как накапливались доказательства существования Гондваны — гигантского континента, в далеком прошлом объединявшего названные части суши, мнение о том, что белый материк должен быть богат тем же, чем богаты недра Огненной земли, Патагонии, ЮАР, Мадагаскара, укреплялось. Логика здесь проста: если мы возьмем нефтеносную южную оконечность Австралии, то соответствующая ей часть Антарктиды должна быть тоже нефтеносна; если в ЮАР роют золото и алмазы, то на противоположном берегу океана... И так далее.

Хотя все это время страны соблюдали добровольный мораторий на добычу в Антарктиде полезных ископаемых, в особенности на бурение, с целью их разведки, геологи не сидели, сложа руки. Оснащенные сейсмографами суда бороздили антарктические моря в поисках следов того, что представляется последними гигантскими залежами нефти на земле. Над ледовыми пространствами материка самолеты вели магнитометрическую съемку. Континентальные экспедиции также занимались геологическими изысканиями. В частности, немцы, японцы и норвежцы собрали информацию о шельфе Земли Королевы Мод. Японцы сделали сейсморазрезы в морях Росса и Белинсгаузена, а французы, немцы и новозеландцы провели сейсмические исследования в море Росса. О каких же результатах можно говорить сейчас? Кстати, исследователи не спешат с их публикацией, и просочившихся в печать сведений не так уж много. Но и они позволяют судить о том, что Антарктида далеко не бесплодна. По оценкам зарубежных геологов, на материке должно иметься около 900 существенных месторождений рудного сырья. Самые крупные из них обнаружены в горах Принса Чарльза и на Земле Мак-Робертсона, где залежи мощностью до 70 м перемежаются скальными породами. На Антарктическом полуострове нашли медь, на острове Короля Георга (Южные Шетландские острова) — в изобилии сернистое железо, медь, молибден. Среди неметаллических ископаемых, как явствует из зарубежных источников, на самом материке есть много различных видов слюды, графит, флюорит и некоторые драгоценные камни.

По данным английских ученых, в недрах шестого континента находятся крупнейшие в мире залежи угля. Что же касается нефти, то здесь оценки различны. Хорошо информированная газета деловых кругов США «Уолл-стрит джорнэл» сообщила, что под прибрежным континентальным шельфом Антарктиды скрываются запасы нефти, намного превосходящие североморские.

Антарктида — единственный континент без государственных границ, и с появлением новых сведений о геологических изысканиях «деловых людей» все больше и больше беспокоил вопрос: кому достанутся возможные южнополярные богатства? Поэтому наиболее предприимчивые корпорации Запада решили действовать, пока накал страстей еще не поднялся до той отметки, за которой заключение международного соглашения окажется делом весьма и весьма трудным. А к такой отметке человечество приблизится, как только кто-то обнаружит месторождение, разрабатывать которое будет экономически выгодно. Так и родилась Конвенция по регулированию освоения минеральных ресурсов Антарктики, присоединение к которой открылось с 25 ноября 1988 года.

Теперь по существу вопроса: это — единственно возможное решение на пути бесконтрольного разграбления минеральных богатств великого южного континента? И как оно повлияет на экологическую обстановку?

Сегодня хорошо известно научное значение Антарктиды — самого лучшего на планете места для проведения многих сложных экспериментов. Здесь самые чистые на Земле воздух и вода, что является важнейшим фактором в биологических исследованиях. Здесь спокойная сейсмическая обстановка, что позволяет изучать самые различные процессы и явления: от землетрясений до состава земного ядра, Наконец, от состояния ледового материка зависит уровень Мирового океана, он оказывает влияние на формирование климата планеты.

Зная об этом, нетрудно представить, к каким последствиям приведет появление здесь буровых платформ, рудников, мощных транспортных средств, электростанций. Договор об Антарктике 1959 года допускает использование континента только в мирных целях. Однако известно, что несколько лет назад американские исследователи вопреки договору обсуждали возможность захоронения в ледниковом щите Антарктиды радиоактивных отходов, А ведь такое захоронение крайне опасно, так как рано или поздно контейнеры с отходами оттают, а обнаруженная под ледником Антарктиды талая вода имеет сток в океан. При промышленной разработке материка подобные действия проконтролировать будет чрезвычайно трудно.

Нельзя исключать и разработку стратегически важных ресурсов. Известно, к примеру, что в отдельных районах Земли Эндерби, Земли Адели, Трансантарктического хребта и в других местах существуют аномальные уровни радиоактивности, что, как полагают, связано с залежами урана и тория.

Непростая это задача — регулировать возможное начало разработки минеральных ресурсов в Антарктике. Но более трудной может оказаться другая проблема: как спасти от непоправимого ущерба самый уязвимый в экологическом отношении континент планеты. На тот период, пока человечество сможет обходиться без минеральных ресурсов южного континента, следует категорически запретить в Антарктике промышленную деятельность, надежно оградить его от всякой бесконтрольной деятельности любых стран и частных компаний.

Человечество встает перед выбором: сохранить Антарктиду для науки как уникальную лабораторию или готовиться к ее промышленному освоению. И тут в самый раз вспомнить слова Лоуренса Гоулда о том, что самым важным предметом экспорта из Антарктики будут научные данные.

0 комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии