Правда про войну в Донбассе. Откровения солдата

Правда про войну в Донбассе. Откровения солдата ВСУ Журналистам АСД удалось пообщаться с солдатом, который после ранения находился на лечении в Днепропетровской области

Иван Заставный, 33 года, уроженец Львовской области, Жидячевского района.

Иван служил в армии 14 лет назад. Сначала в пограничных войсках в Черкасской области, поселок Оршанец, а после Ивана перевели в Одесскую область, Котовский отряд на пограничную заставу, где он проходил службу до демобилизации.

Сейчас Иван вернулся в часть и продолжает освобождать Восток Украины от сепаратистов и оккупантов.

Наша беседа была долгой и тяжелой. Лучше всего передать ее суть просто в виде монолога:

«Мне позвонила жена и сказала, что мне пришла повестка. Я ответил ей: «Хорошо, я пойду».

«На призывном участке нас сразу оцепили».

«Я думал, что за 14 лет что-то изменилось, хотя понимал, что армия опустилась ниже плинтуса. Далеко ходить не нужно, если даже простому народу продавали боевую технику... За 25 000 гривен можно было купить БМП для охоты или рыбалки».

«Многие люди до сих пор не понимают что такое «Майдан». Люди дезинформированы, особенно здесь. Хотя, даже во Львове много лжи».

«Пацан разорвался на гранате лишь из-за того, что лежала она давно да и погода была сырая. Техника безопасности - никакая».

«Был случай, когда прапорщик бросил взрыв пакет, а солдат не успел откатиться и ему гениталии оторвало. И кому он нужен такой? Ни Родине, ни жене... Только матери...»

«Очень страшно нашим ребятам, потому что они знают, что у них нет ни прикрытия, ни командиров нормальных».

«Когда забирали, то даже не дали собраться. Приехали туда, на территории части зубные щетки не продаются, а в город не выпускают. Если ты хочешь что-то купить, то нужно посылать офицера».

«В магазине на территории части цены ужасно высокие. Простая «мивина» стоит 3 гривны».

«Призвали один лишь рабочий класс, людей, у которых проблем выше крыши. А те которые по клубам гуляют, дальше по клубам и гуляют. Хотя, как говорится, каждому свое. Если он не хочет служить Родине, то он не будет служить. У него есть деньги, а значит - он откупится».

«У нас фен-шуй, Америка и Касабланка. А украинского уже ничего нету».

«То, что сейчас люди начали носить вышиванки — это ничего не означает.»

«Вчера приехали азеры, типа гуманитарку привезли. Куча телеканалов с ними. Если хочешь помочь-помоги. Зачем делать из этого показуху?!»

«Мне 33 года и у меня простужены практически все нервные окончания. Но на утренней пробежке я, в свои 33, любому молодому форы дам».

«Батальоны должны объединить. Собрать всех добровольцев и создать из них один батальон. Мне легче было бы так служить, зная, что моя спина прикрыта. В противном случае предатель за 50 или 100 долларов вставит мне нож в спину. А продажный у нас каждый пятый. Начинаю с рядовых и заканчивая офицерами».

«Сколько было таких ситуаций, когда солдаты перебегали на сторону врага... Даже со своим оружием... и начинали стрелять в нас. Ну, у каждого свое мнение, и своя правда. Сепаратистам платят по 1000$ в день».

«Среди них есть люди, которые могут целую роту в одиночку положить, хотя и с нашей стороны есть спецы»,

«За месяц мне перечислили 800 грн. Что в наше время 800 гривен? А жена у меня без работы, отец и брат инвалиды, мать после операции. Напрашивается вопрос. Как мне помочь семье?»

«Мать скидывала дважды по 400 грн из пенсии брата. Жену даже не прошу».

«Жена уже собиралась мне броник покупать. 7000 гривен стоит. Я сказал ей, что я пойду с ребятами, они голые и я значит. Они будут иметь броники, значит и я буду».

«У меня высшее образование. Кому я нужен в этой стране? Да никому...»

«Войны давно не было. Врачи в госпитале не видели раненых».

«В госпитале кормят не плохо, в первый день был супчик с картошечкой и фрикадельками. Не буду жаловаться, у меня есть хлеб и вода, а у ребят на границе и этого нет».

«У пацанов на всю роту 1 телефон».

«На гражданке всем похер. Страшно представить, что будет, когда поубивают всех сознательных».

«Тарас Шевченко - это кобзарь и пророк. Просто люди его отвергли. Забыли его слова, его пророчие слова» .

«Я не знаю сколько нужно крови пролить, сколько нужно молитв, чтобы мы хотя бы десять лет прожили в мире и согласии».

«За свою жизнь я видел море только лишь на картинке. Я работал, а жена ездила с детьми».

«Многие ребята отдали свой бизнес за волю нашу, за свободу... Но за какую? Ее не видно, не видно даже с помощью бинокля».

«Отсутствие командиров заставляет рядовых солдат, многие из которые первый раз держат оружие в руках, думать о том, как выжить».

«С момента призыва я выстрелял около 1000 патронов. Я настрелялся, даже на «срочке» так не стрелял, как здесь. Да, мне это в удовольствие. Я пристрелял РПК, я пристрелял свой пулемет. Для меня это удовольствие, потому что я знаю, что он может, я знаю, что я отвечаю за ребят. Так должно быть у каждого».

«Армия осталась в 90-х годах. Офицеры, полковники, генералы... Они тогда были тупыми, а стали еще тупее».

«Батальйон состоит из 700 человек. Добровольцами поехали в бой 35. Из одной роты, к примеру, вообще добровольцев не было».

«Независимая Украина не нужна никому: ни Европе, ни Америке, ни России. Потому что, если Украина будет по-настоящему независимой, то она будет самой мощной страной во всем мире. А мы им нужны как доноры».

«Никогда не поздно покаяться. Даже если ты выстрелил в брата, то ты можешь подойти и пожать ему руку».

«Физически мы не победим, мы победим духом».

«С одним товарищем призывался пацан, который рассказывал, что убежит к себе домой на Донбасс и будет по нашим солдатам стрелять. Я спросил почему его на месте не застрелили, на что получил ответ: “Ну он же тоже человек. На поле боя я его убью, а здесь рука не поднимается».

«Поймали троих сепаратистов, которые говорят: «А мы вас уже четвертый день ждем, вас предали давно».

«Я хочу чтобы на Украине был мир! Я не хочу брать в руки оружие, потому что это не моё! Как говорится, кто с мечем пришел, тот от меча и погибнет».

Разговор с Иваном состоялся по просьбе депутата Днепродзержинского городского совета Александра Черненко. Сам Александр просил не писать о помощи, которую он оказывает участникам боевых действий. Мы и не пишем, но упомянуть его имя мы обязаны.

Евгений Корниенко,
Газета «Христианский Демократ»



0 комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии