Социальный порядок


Международное христианско-демократическое движение. Теория и практика

К предыдущей главе: Экономический порядок

Создание социального порядка, как и экономического также входит в задачу государства. «Социальной», — писал Бём, — мы называем хозяйственную систему, которая в состоянии предоставить широким массам населения, включая неспособных к труду детей, стариков, больных и инвалидов, достойное человека существование и всем трудоспособным членам общества соответствующие возможности для работы в условиях, достойных человека» [1].

При этом многие ордолибералы наилучшей социальной политикой считают конкурентную политику и указывают, что к социальной политике нужно обращаться только тогда, когда меры конкурентной политики и самопомощь оказываются недостаточными, например, в случае с инвалидами. Они также считают, что правительство должно препятствовать сползанию к тотальному государственному социальному обеспечению, которое рано или поздно уничтожит благосостояние, и что оно должно способствовать проявлению частной инициативе и в случае необходимости оказывать определенную помощь, но только такую, которая может стать «помощью для самопомощи», т.е. такой стартовый объем помощи, который позволит развиваться человеческой деятельности. Таким образом, концепция социального рыночного хозяйства отличается от остальных концепций демократического общества тем, что она считает социальные вопросы делом, прежде всего, государства, которое должно обеспечить всем гражданам равные права, равные и справедливые возможности в получении социальных услуг и повышении их благосостояния и которое выступает в роли главного института общества, смягчающего социальные противоречия.

Социальное рыночное хозяйство, по мнению Мюллера-Армака, не только включает в себя экономический порядок, координируемый рынком, но и социальный порядок, преследующий социальные цели. Это обусловлено тем, что в условиях рыночного хозяйства заработать могут только те, кто предлагает товары или услуги, на которые имеется спрос. Но в жизни каждого человека бывают периоды, когда он не может работать. В некоторых случаях от подобного риска можно застраховаться, например, посредством частного медицинского страхования; в случае же нищеты или бедствий от этого застраховаться нельзя. Вот тут-то и приходит на помощь государство на основе принципа субсидиарности.

В соответствии с этим принципом государственные меры являются оправданными только в том случае, если частная благотворительность оказывается недостаточной. Ордолибералы, конечно, знали о том, что «сами по себе необходимые меры перераспределения могут иметь отрицательное воздействие на желание получателей трансфертов работать и на готовность налогоплательщиков создавать богатство. Но, с другой стороны, они были убеждены, что при рыночной экономике усиление мотивов к производству более чем компенсирует потери благосостояния, обусловленные социальной политикой» [2].

В понятие «социальное» включаются четыре момента:

  1. антропологические черты человека, его культурное и историческое предназначение, идея стиля как смыслового и ценностного целого, пронизывающего все стороны общественной жизни, и т.д.;

  2. представление о всеобъемлющей общественной политике, занимающей свое место рядом с экономической политикой и не противоречащей ей; согласно концепции «сформированного общества», политика формирования общества рассматривается как независимая от экономической политики;

  3. те сектора экономики, для которых правила рыночной экономики или вообще не могут использоваться, или могут действовать только в ограниченном виде (например, сфера трудовых отношений, сельское хозяйство, жилищное хозяйство);

  4. значение социального обеспечения и помощи.

В связи с этим Мюллер-Армак в рамках теории социального рыночного хозяйства выделил следующие цели и задачи: создание социального порядка фирмы, при котором рабочий ценится как человек и сотрудник; реализация порядка конкуренции как задача права и деятельности правительства; антимонопольная политика; политика стабилизации экономического цикла; выравнивание разницы в доходах в соответствии с рыночным порядком; политика развития городов и субсидий на недорого стоящее жилье; предоставление капитала малым и средним фирмам; введение правительством кооперативных элементов в рыночное хозяйство и их закрепление; дальнейшее развитие социальной безопасности; городское планирование; выплата минимальных зарплат. Отсюда следует, что «при синтезе понятий «социальная» и «рыночная» изначально задаются параметры совершенно различных подходов к экономической и общественной политике, формирующих противоречивую и эклектичную общую концепцию. Проще говоря, можно сделать акцент либо на «рыночном», либо на «социальном» аспекте экономики. Дискуссия особенно обостряется вокруг трактовки «социальности» как «социальной политики», ведь последняя предполагает государственное вмешательство в рыночную экономику, что противоречит принципам конкуренции» [3].

Социальный смысл рыночного хозяйства, на наш взгляд, в том и заключается, что любой успех экономики, любое достижение рационализации, любое повышение производительности труда идет на благо всему народу и служит лучшему удовлетворению нужд потребителей. «Подлинное и честно задуманное социальное рыночное хозяйство, — причем ударение должно сознательно ставиться на слове «социальное», — писал Эрхард, — может быть гарантировано только в том случае, если благодаря свободному соревнованию лучшие достижения получат предпочтение перед менее удовлетворительными. На этой базе может быть достигнуто наиболее благоприятное обеспечение потребностей с точек зрения количества, качества и уровня цен. В то же время принцип обеспечивает то, что повышенным достижениям обеспечивается большая прибыль и что «социально» более ценный предприниматель приобретает большую гарантию успеха и новые возможности» [4].

Необходимо, чтобы хозяйственная политика, стремящаяся помочь человеку в достижении личной свободы, была дополнена социальной политикой, которая не ущемляет эту свободу и содействует воспитанию личностей, а не иждивенцев, зависимых от государства. Ее принципиальное отличие от либеральной и марксистской трактовок социальной политики состоит в том, что связь между экономической и социальной политикой в теории социального рыночного хозяйства обратно пропорциональна: вмешательства социальной политики и мероприятий по оказанию помощи требуется тем меньше, чем успешнее развивается экономическая политика. Социальное рыночное хозяйство, таким образом, должно преодолевать противоположность общественного прогресса и свободного предпринимательства.

Оправданная потребность человека в большей обеспеченности может быть удовлетворена только благодаря тому, что повышается общий уровень благосостояния и тем самым у каждого отдельного человека зарождается или укрепляется чувство человеческого достоинства и, вместе с тем, уверенность, что он застрахован от превратностей судьбы. Этот идеал, по Эрхарду, покоится на том, что человек может сказать: «У меня достаточно сил, чтобы постоять за себя, я хочу сам нести риск в жизни, хочу быть ответственным за свою собственную судьбу. Ты, государство, заботься о том, чтобы я был в состоянии так поступать». Не так должно было бы звучать: «Ты, «государство, приди мне на помощь, защищай меня и помогай мне», но наоборот: «Ты, государство, не заботься о моих делах, но предоставь мне столько свободы и оставь мне от результата моей работы столько, чтобы я мог сам и по собственному усмотрению обеспечить себе существование, мою судьбу и судьбу моей семьи» [5]. Иначе говоря, личности необходимо предоставить бoльшую ответственность за свои действия, чтобы социальная помощь могла более концентрированно предоставляться тем, кто в ней действительно нуждается. Еще Д.С.Милль в свое время заметил, что проблема, которую надо решить, — особо тонкая и особенно важная: как дать наибольший объем необходимой помощи и при этом в наименьшей степени побуждать людей строить на этом свои надежды.

Теоретики социального рыночного хозяйства правы в том, что важнее сосредоточить все усилия народного хозяйства на увеличении народнохозяйственного дохода, чем терять силы в борьбе за его распределение и, тем самым, уклониться от единственно плодотворного пути его повышения, и что лучше приумножать благосостояние за счет роста производства, чем рассчитывать на благосостояние посредством передела общественного продукта. «Куда легче, — отмечал Эрхард, — дать каждому по более крупному куску от большего, все увеличивающегося в своих размерах пирога, чем получить выгоду из споров о распределении маленького пирога, ибо тогда каждая выгода должна быть компенсирована какой=либо другой невыгодой» [6].

Ордолибералы предлагают следующие меры по достижению социального порядка:

Первое, благодаря чему представляется возможным обеспечение социального порядка, — это стабильность валюты. Социальное рыночное хозяйство, по Эрхарду, немыслимо без последовательной политики сохранения валютной устойчивости, ибо только таким путем можно предотвратить обогащение отдельных слоев населения за счет других. Кроме того, сохранение реальной покупательной силы национальной валюты является одной из главных сил, противодействующих инфляционной политике.

Второе — создание постоянных, «рациональных» рабочих мест, «полной занятости», а не погоня за обманчивой всеобщей занятостью.

Третье — как можно большее число людей должно иметь равные шансы приобрести и использовать народнохозяйственный производственный капитал, собственность. Нужно, по мнению О. фон Нелль=Бройнинга, «распределить эту собственность как можно шире на всех, у кого есть естественное право стать собственником. Разумеется, недостаточно сделать людей собственниками, особенно тогда, когда, когда эти люди не совсем убеждены в преимуществах и безусловной необходимости собственности; мы должны также принять соответствующие меры для того, чтобы люди — как те, кто на данный момент уже являются собственниками, так и те, кто только сейчас впервые должны стать ими (а также те, кто в будущем пожелают стать ими. — М.С.) — обрели радость от своей собственности» [7]. При этом преимущества при акционировании предприятий должны получить обладатели небольших и средних сбережений. В конечном итоге народ должен стать хозяином этого достояния посредством приобретения ценных бумаг.

Четвертое — социальное партнерство в противоположность классовой борьбе и конфликтам.

Пятое — социальная обеспеченность, которая должна быть основана, прежде всего, на самопомощи: собственной энергии каждого, на личных достижениях и устремлениях каждого в отдельности и оказанию помощи другим (помог себе — помоги другим).

Однако «социальное обеспечение не означает социальное страхование для всех; оно не означает перенесения индивидуальной ответственности человека на коллектив. Вначале должна быть собственная личная ответственность, и только тогда, когда одной этой ответственности оказывается мало или она безрезультатна, вступают в силу обязательства государства или общества в отношении человека» [8]. По мнению Эрхарда, сущность социального рыночного хозяйства только тогда можно считать полностью достигнутой, когда соответственно с растущей производительностью одновременно понижаются цены, обеспечивая таким образом подлинное повышение заработной платы. При этом надо отдавать предпочтение снижению цен перед повышением заработной платы. Идеальная триада такова: при растущей производительности труда и роста производства и повышающейся в связи с этим номинальной заработной плате цены стабилизируются или же падают, что ведет к реальному повышению благосостояния.

Шестое — низкие военные расходы. Военные ассигнования позволительны только до тех пор и в той степени, когда в этом есть внешнеполитическая необходимость и когда объем производства и эффективность народного хозяйства позволяют направлять часть общественного продукта на военные нужды без ущерба для социальных целей. Решающим критерием оценки затрат на вооружение являются количественные показатели в зависимости от общего конкретного потенциала народного хозяйства в соответствии с его качественными показателями и уровнем производительности. «Вооружение должно проводиться таким образом, чтобы оно не вредило системе свободного социального хозяйства...

Следует непременно оставаться честным и финансировать вооружение только путем перемещения покупательной способности, иначе говоря, при помощи налогов, но никоим образом не злоупотреблять возможностями эмиссионного банка» [9].

Седьмое — необходимо стремиться не просто к расширению среднего класса, но и больше уделять внимания процессу обретения независимости и индивидуальному социальному продвижению в среде рабочих и наемных служащих, улучшению взаимоотношений между людьми на производстве.

В то же время ордолибералы, как уже отмечалось выше, не сводят повышение потребления к примитивной материализации, ибо есть потребление, имеющее высшую нравственную ценность. «Стремление, о котором мы говорим, — писал Л.Эрхард, — имеет целью привести широкие слои народа к большему благосостоянию, но не к тому в Библии подразумеваемому богатству и изобилию, которые открывают путь беспутству и порокам» [10]. Государство благосостояния берет на себя обязательство обеспечить человеку уровень жизни, достойный его жизни на Земле. И не более того. Предостерегая от безудержного материального обогащения, Эрхард также отмечал следующее: «Беспокойство создает не само дело, а человек. Если бы речь шла только о том, чтобы дать всем слоям нашего народа возможность получить долю от растущего общественного продукта, т.е. растущего благосостояния, то такая задача была бы разрешима. Но невыполнимо, просто абсурдно требование дать всем группам обладателей доходов более весомую долю от национального дохода одновременно» [11]. Такие требования Эрхард называл «перерождением, или путаницей в головах». Нужна умеренность, нельзя допускать, чтобы зарплата опережала рост производительности труда, нельзя следовать принципам «не мелочиться», «тянуть одеяло на себя». Чувство меры — это, по его мнению, народнохозяйственный императив.

К следующей главе: Экологический порядок

Примечания:

1. F. Die Aufgaben der freien Marktwirtschaft. München, 1951. S. 5.

2. Ватрин Х. Социальная рыночная экономика — основные идеи и их влияние на экономическую политику государства // Социальное рыночное хозяйство. Теория и этика экономического порядка в России и Германии. С. 27.

3. Херрманн-Пиллат К. Социальная рыночная экономика как форма цивилизации // Вопросы экономики. 1999, №12. С. 48.

4. Эрхард Л. Благосостояние для всех. С. 167.

5. Эрхард Л. Благосостояние для всех. С. 236.

6. Там же. С. 16.

7. Нелль-Бройнинг О. фон. Формирование собственности в руках работников // Социальное рыночное хозяйство. Теория и этика экономического порядка в России и Германии. С. 303.

8. Эрхард Л. Благосостояние для всех. С. 244.

9. Эрхард Л. Благосостояние для всех. С. 246—247.

10. Там же. С. 216—217.

11. Эрхард Л. Экономический императив / Полвека размышлений. Речи и статьи. С. 322—323.

0 комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии