DataLife Engine > ГЕОПОЛИТИКА, Главные новости > Индо-пакистанский конфликт: за кого «болеть» Украине?

Индо-пакистанский конфликт: за кого «болеть» Украине?

Военное обострение с Пакистаном, окончательно сориентирует Индию на США: потому что Китай. Но какой интерес в этом для Украины?

Индо-пакистанский конфликт: за кого «болеть» Украине?

Воздушные бои между индийскими и пакистанскими ВВС вновь напомнили миру о ядерной угрозе. Конфликт между Индией и Пакистаном длится столько, сколько существует эти две независимые страны. Речь, однако, идет о двух странах обладателях ядерного оружия. Все предыдущие индо-пакистанские войны (достаточно масштабные) были еще до вступления обоих стран в «ядерный клуб».

Поэтому следить за тем, что происходит в южной Азии, нужно даже тем, кто находится от нее далеко. В том числе и в Украине.

Чья война справедливее или за что воюют два «братских» народа?
Даже советские люди, получавшие все мировые новости из ТВ-программы «Время», регулярно слышали про неких «Джамму и Кашмира» и сцепившихся из-за них Индии и Пакистана, но крайне смутно представляли: где это и что это? Ясно было только одно – реакционеры-пакистанцы что-то не поделили с хорошими мирными индусами. Симпатии СССР явно были на индийской стороне - дело в том, что Пакистан был базой «душманов», которые ожесточенно воевали с советской армией в Афганистане и вообще был членом «агрессивных блоков» во главе с США и Англией. В то время как Индия была лидером Организации неприсоединившихся стран и вполне лояльна к Москве – Индира Ганди была популярнейшей ТВ-персоной в стране победившего социализма.

Причина постоянных «горячих отношений» между двумя странами – наследие колонизаторов: уходя из Индии они достаточно произвольно провели границы между двумя новыми государствами. Территории, где проживало большинство мусульман стали Пакистаном, а где больше индуистов – собственно Индией. Собственно, население Индостана – это конгломерат народностей, но не наций, а главный маркер, по которому определяется «национальность», это вероисповедание

В защиту «британских угнетателей» можно сказать следующее:

разделить эту гигантскую, этнически и религиозно пеструю землю, не ущемив чьи-то интересы было невозможно даже в принципе
сам раздел на две страны был благом – этот бурлящий котел все равно взорвался бы грандиозной гражданской войной. Как прямой пример, война в Восточном Пакистане, которая завершилась отделением нынешнего Бангладеш от собственно Пакистана. Раздел, как минимум спустил пар и предотвратил взрыв
Все это и произошло в злополучном бывшем княжестве Джамму и Кашмир: причина - конфликт между правящей элитой-индуистами и населением-мусульманами. Уходящие англичане, дали возможность всем туземным княжествам самим определиться – в какое из двух государств им войти. Кашмир был как раз преимущественно исламским регионом, однако, правящий там махараджа Хари Сингх намеревался получить для княжества независимость, что вызвало мятежи мусульман, стремившихся в «родную гавань» - в Пакистан. Сингх был вынужден обратиться за помощью к Индии, которая, однако, соглашалась видеть Кашмир исключительно как собственный штат и махараджа был вынужден принять ультиматум.

Естественно, Пакистан и большинство местного населения, исповедующего Ислам, не согласились с присоединением Кашмира к Индии, что и сделало его во всех смыслах горячей темой.

Если пытаться в таких вопросах искать «справедливость», то скорее она на стороне Пакистана – в случае референдума, штат однозначно выбрал бы присоединение к нему, в то время как вхождение в Индию стало волюнтаристским решением местного махараджи, трон под которым крепко шатался. Последнее массовое восстание против Дели здесь произошло в 1989 году, а напряженность царит перманентно. Индия, кстати, проигнорировала резолюции ООН, настаивавшей на свободном плебисците граждан региона, которые должны были определить принадлежность штата.

Так или иначе, между Индией и Пакистаном произошло три полноценные войны с танковыми сражениями, торпедными атаками ВМС и прочими «прелестями». В частности, первая и последняя пока после 2-й мировой войны, торпедная атака с потоплением индийского фрегата «Хукри» или танковая битва при Асал-Уттаре.

В целом, победа оказалась скорее на стороне Индии, хотя бы потому, что при ее содействии Восточный Пакистан отсоединился и стал независимым Бангладеш Впрочем, главной причиной стало доминирование во власти чиновников и элиты из западной части некогда единой страны, языковой вопрос – Исламабад провозгласил единственным государственным языком урду, в то время как в восточной части преимущественно говорили на бенгали (дошло даже до расстрела демонстрации в Дакке, требовавшей 2-го гос. языка ) и общая неэффективность управления страной из Исламабада, особенно при ликвидации последствий разрушительных ураганов в Бангладеш.

Что сегодня? Кашмир как был, так и остается своего рода перекрестком центральной Азии, где сошлись границы Индии, Пакистана и Китая (который оккупировал здесь стратегический район Аксайчин) но уже при совсем других геополитических раскладах.

Пакистан: затягиваемый в новую «ось зла»
Перемены сильнее всего ударили по Пакистану – после распада СССР, он оказался в положении «брошенной жены». Нет, Исламабад по-прежнему был важен для США, как фактор сдерживания Ирана и плацдарм для американского влияния на Афганистан. Однако, в поменявшемся мире, для Вашингтона гораздо важнее Индия, как противовес Китаю, и пакистанцы почувствовали себя брошенными и в опасности. Кроме того, поведение американцев начало раздражать – наиболее резонансным стало уничтожение известного террориста Усамы бин Ладена, осуществленное спецслужбами Штатов на территории Пакистана и без согласования с ним.

У Пакистана довольно неплохие отношения с Ираном, несмотря на противоречия между шиитами и суннитами и то, что Пакистан был сателлитом «большого Сатаны» (так иранцы именовали США), два государства сотрудничали, торговали и оказывали друг другу всяческую поддержку в ходе ирано-иракской войны и в ходе индо-пакистанского конфликта соответственно. 76% пакистанцев одобрительно отзываются о политике Тегерана, а рост торговли и сотрудничество в сфере энергетики грозят перерасти в стратегическое партнерство, что не может понравиться Госдепу США. Так же и сегодня две страны сотрудничают в борьбе с сепаратистами Белуджистана, хотя из Тегерана нередко звучат обвинения в том, что пакистанские спецслужбы закрывают глаза и чуть ли не покровительствуют деятельности «Аль-Каиды» и других группировок

Что касается Афганистана, то здесь главный фактор – это многочисленные племена пуштунов, которым граница между двумя странами не писана и головная боль Исламабада по этой причине.

Но есть еще один сосед: Китай, единственная прямая граница с которым и проходит как раз в зоне кашмирского конфликта.

Пакистан в масштабной войне не сможет долго противостоять Индии – слишком велика разница как экономически, так и просто в количестве танков, пушек и бомбардировщиков. Единственный шанс поддержка соседей и одной из мощных держав мира и наличие ЯО (ядерного оружия). И то, и другое в арсенале «паков» имеется.

Для того, чтобы понять роль Китая в политике и жизни Пакистана сегодня достаточно сказать о том, как Исламабад смог заполучить свое ядерное оружие. Пекин поставил пакистанцам энергореактор, кольцевые магниты для центрифуг (без которых невозможно создать ядерные материалы для боеголовок мощностью в 25 килотонн), оказал помощь в возведении завода для получения тяжелой воды. И по некоторым сообщениям - всю технологию для производства боеприпасов с ядерной начинкой. Хотя, нельзя забыть и скандалы на Западе относительно пакистанской ядерной программы, которая создавалась как минимум при «закрытых глазах» США, по сообщениям СМИ тех времен, Беназир Бхутто, возглавлявшая тогда страну, была поражена, что Джордж Буш-старший знал о пакистанском ЯО больше, чем она сама. Впрочем, партнерство Пекина и Исламабада создавалось и поощрялось США как дружба против СССР.

Большая часть оружия покупаемого или изготовляемого самим Пакистаном имеет китайское происхождение, а экономические связи за счет зоны свободной торговли и военно-политическому союзничеству, крепко привязывает его к Пекину.

Зачем это надо самому Пекину? Здесь целый ряд причин:

Самая простая: территориальный спор с Дели во все том же злополучном Кашмире и оккупацию Китаем района Аксайчин. Индо-китайская война 1962 года и менее масштабные конфликты 1967 и 1987 года хотя и заморожены, но до нормализации отношений весьма далеко, несмотря на прогресс в 2010-х годах. Здесь же следует упомянуть и китайскую оккупацию Тибета, после которой Далай-лама находится в Индии
Китай не только прочно утвердился в Пакистане, но и активизировал проникновения в регион Индийского океана. В частности, в Шри-Ланке – эта страна должна Пекину около 8 миллиардов USD и передала в аренду глубоководный порт Хамбантота. И хотя, оговорено, что порт не может быть использован как военно-морская база, все помнят, что Украина продала Пекину авианесущий крейсер «Варяг» под обустройство развлекательного цента, что не мешает ему сегодня бороздить океан во главе авианосной группы. Кроме того, КНР бесплатно передает Шри-Ланке свои боевые корабли после модернизации
Самое главное – Индия единственная в регионе страна, сопоставимая с Китаем, по размерам, населению и потенциалу. К тому же обладая океанским флотом только она способна угрожать блокадой жизненно важного для торговли КНР Малаккского пролива
Закрепление Китая в пакистанском порту Гвадар (как раз недалеко от выхода из Персидского залива) уже заставило говорить о пока торговой «холодной войне» и серьезном беспокойстве арабских стран региона, Индию же беспокоит возможное военное применение стратегически важного порта
Таким образом, Пакистан втягивается в потенциально возможную геополитическую «ось» с участием Китая, самого Пакистана и пока теоретически - путинской России и Ирана. Причем, Исламабад стал своего рода «мостом» для такого варианта – именно он стал воротами, через которые Пекин еще в конце прошлого века смог наладить отношения с мусульманским миром.

Что касается России, то она уже давно перестала быть сверхдержавой и выступает в регионе в роли все той же «бензоколонки», только здесь у нее совсем другое взрывоопасное горючее – оружие. Не имея возможно как-то влиять на южно-азиатский геополитический пасьянс, РФ пытается сохранять остатки советского задела в сфере ВПК – если бы не это обстоятельство, Москву можно было бы вообще не упоминать здесь.

Индостанский оружейный аспект
В сфере военно-технического сотрудничества произошли наиболее показательные перемены: во время «Холодной войны» были две партнерские пары: США (Запад)-Пакистан и СССР-Индия. Теперь же, конфигурация иная: «Китай - Пакистан» и все более явственное сближение Индии и США / страны НАТО.

Показательна ситуация с оружейными сделками и переделом данного рынка – Индия отказалась от ряда проектов с Москвой: выход из проекта создания истребителя 5-го поколения Пак-Фа, зарубленный вариант с поставками для авианосного флота корабельной версии МиГ-29, критика в адрес российского танка Т-90, плохо показавшего себя в горячем климате. Хотя, объем закупок индусами оружия в РФ и сегодня впечатляет – более $ 2 миллиарда в 2017 году.

При этом, Нью-Дели все активнее закупает вооружения у «западного блока» - в частности Израиля и Франции и у самих США – патрульные самолеты, ударные вертолеты и др. Стоит упомянуть, что США оговорили для Индии возможность исключения в вопросе о возможных санкцях против стран, покупающих российские системы С-400 и ряд другого вооружения. Также, Индия избежала американских санкций за покупку нефти в Иране. При этом, Госдеп заморозил поставки Исламабаду боевых вертолетов Bell AH-1Z Viper.

Зато ВТС с Россией развивает Пакистан – закупка пока небольшой партии вертолета Ми-35М, ремонт самолетов-заправщиков Ил-78 и ряд других пробных контактов в этой сфере. Впрочем, количество позиций, которые Москва могла бы предложить Исламабаду и которые не может предоставить союзный ему Китай весьма ограничено.

В целом, Москва могла бы в том или ином виде как младший партнер Пекина войти в такую «ось», созданную в той или иной конфигурации

США и Индия – логичный союз
Сама логика развития геополитической ситуации толкает Индию в сторону Соединенных штатов. Если КНР «окружает» Индию своими пусть даже только потенциально военными форпостами (как в Шри-Ланке), то США делает тоже самое в отношении самого Китая. И это не так сложно, если учесть, что Пекин успел повоевать не только с Индией и Южной Кореей (китайские «добровольцы» во время Корейской войны), но даже устроить первую в мире войну между социалистическими странами, напав на Вьетнам. А ситуация вокруг архипелага Спратли только добавляет Китаю «симпатиков» в регионе - достаточно вспомнить захват нескольких островов архипелага и создание искусственных островов и даже морской бой против вьетнамского ВМФ. В том же Вьетнаме, 84% жителей позитивно относятся к США, причем с 2014 по 2017 их количество выросло на 10%, а официальный Ханой получает в подарок американские патрульные корабли.

Объективно, Индия пока проигрывает соперничество с Китаем и экономически, и в военном отношении и точно также как Пакистан не способен в по-настоящему большой войне победить Индию и нуждается в Китае, так и Индии, неспособной пока конкурировать с Пекином, нужно партнерство с единственной мировой сверхдержавой – с США. Естественно, Индия слишком большая во всех смыслах, чтобы быть чьим-то сателлитом, но как часть системы азиатской безопасности она вполне может войти в региональное партнерство во главе с США или при формальном равноправии.

Индо-пакистанский конфликт и Украина
Какой интерес во всем этом для Украины? В свое время у Киева был шанс закрепиться на местном рынке вооружений и использовать военно-техническое сотрудничество с Пакистаном как плацдарм для укрепления и других экономических позиций в регионе. Самая громкая сделка в сфере ВТС за всю историю Украины как раз и была заключена именно здесь – речь про знаменитый танковый контракт по Т-80УД. Даже совсем недавно был шанс на поставки пакистанцам новейшего танка «Оплот», который в 2015 побывал на испытаниях в Пакистане и показал себя лучше, чем китайский конкурент, однако по ряду причин – влияние КНР и подмоченная репутация Киева после многочисленных срывов поставок «Оплота» в Таиланд сделали свое дело. В СМИ даже появлялась о том, что Исламабад намерен модернизировать украинские танки в России. На сегодня сотрудничество в данном сегменте сводится в основном к поставкам харьковских танковых двигателей 6ТД-2 и 6ТД-1 – за два года двадцать единиц на сумму чуть более трех миллионов USD.

Впрочем, перспективны экономического сотрудничества в регионе – это тема отдельной большой статьи и, пожалуй, не одной. Самое главное во всем – в Пакистане Украина уже мало в чем сможет конкурировать с Китаем. В свое время речь шла про участие Украины в модернизации металлургического комплекса, морской портовой инфраструктуры, производственной базы КрАЗ в Пакистане и многом другом, но шанс уже бездарно упущен.

В то же время Индия более емкий и богатый рынок. В случае, если США вытеснят Россию с таких важных рынков как вооружения и ядерная энергетика некоторые перспективы открываются и для Украины.

На что может хотя бы надеяться Украина в Индии:

заместить россиян в сегменте ремонта и модернизации советской военной техники Индии. Еще в 2016 году зондировался вопрос о адаптации российских Т-90 к климатическим условиям Индостана украинскими специалистами (обсуждалась даже замена российских двигателей на украинские), поставки авиационных ракет и других комплектующих для истребителей «Су» и даже о модернизации авианесущего крейсера «INS Vikramaditya» - см. подробнее. И хотя оружейные поставки из Украины в Индию не превышают объема в мизерные $ 100 миллионов. Сфера ВТС с Индией была закрыта для «Укроборонпрома» из-за доминирования здесь России и тесных отношений с Пакистаном, но уже сегодня ситуация уже кардинально меняется. Отличным шансом является покупка Нью-Дели недостроенных российских фрегатов проекта 11356, которые Москва не в состоянии завершить из-за украинских санкций на поставки газотурбинных двигателей, которые теперь уже пойдут на индийские корабли. Так же на руку Киеву и российские оружейные поставки Пакистану противнику Индии - то ли от жадности Кремля, то ли Москва уже ощутила что уже теряет индийский рынок
развитие уже существующего сотрудничество в космической сфере: огневые испытания индийских ракетных двигателей на «Южмаше» а также поставки индусам украинских комплектующих для двигателей (турбонасосные, агрегаты, шаробаллоны, клапана и др.)
уже имеющийся опыт поставок оборудования для АЭС Индии
тот факт, что США и лично Дональд Трамп не забывают про существование украинского «Турбоатома». Напомним, что еще в 2017 году в ходе скандала вокруг Майкла Флинна (советника президента) всплыла переписка влиятельной консалтинговой фирмы ACU Strategic Partners (Вашингтон) из которой стало известно как именно нынешний глава Белого дома видел «сделку» по компенсации Украине оккупированного Крыма и потерь в ОРДЛО в виде участия «Турбоатома» в масштабном строительстве АЭС на Ближнем востоке на сумму в $ 45миллиардов. В случае успешного выдавливания РФ с индийского атомного рынка, можно было бы надеяться на кусок этого «пирога» и для украинцев
уже имеющийся опыт лоббирования Америкой контрактов для Украины – «иракский контракт» относительно поставок БТР-4, за счет американского финансирования. И никто не виноват Украине, что она опозорилась с данной сделкой, поставив в Ирак боевые машины с трещинами в корпусах и двигателями, которые не заводились (некоторые машины были поставлены вообще без стартеров)
Понятно, что это только часть перспектив, и точно так же понятно, что Индия – это, по сути, континент по своим масштабам и она никогда не будет ни чьим сателлитом, даже американским. А еще понятно то, что надеяться на американского дядю, который опять что-то пролоббирует для Украины – это настоящий инфантилизм. Тем не менее, определенное «окно возможностей» в Индии может возникнуть и упустить его было бы глупо.



Вернуться назад