Что делать с Донбассом?


'ЧтоОт автора: Данный текст является своего рода «ремиксом» статьи, написанной еще в 2005 году, когда после победы Оранжевой революции, у демократического блока был шанс сделать свою победу необратимой. Сегодня трудно говорить о том, что победа этих «демократов» была бы благом для Украины. Скорее наоборот.

В статье, однако, речь идет о технологических моментах, без понимания которых невозможно получить успешный результат на востоке Украины. Что и подтвердили последние годы, когда «оранжевые» премьер-министры и президент ездили на восток, фотографировались с шахтерами, примеряли каски… Но, перефразируя известного баснописца: «А вы, как в каски не рядитесь…» Поэтому есть смысл, поговорить об этом еще раз, хотя бы для нового поколения политиков и политологов, которые, как мы все надеемся, скоро смогут сменить нынешних банкротов от власти.

Наши сознательные демократы Донбасс не любят. Не любят откровенно. То ли дело бороться за национальную идею где-нибудь во Львове – одно удовольствие! Демократы демонстрируют на выборах в Донбассе уверенный и стабильный результат – от 0 до 2% голосов. Провал следует за провалом, и нет никаких признаков того, что они сделают выводы из своих ошибок и в 2010-м году. Здесь, правда, можно поспорить – являются ли все эти ющенки, тимошенки и яценюки демократами и национальными по духу политиками? Ну да ладно – будем считать так, ибо тема статьи несколько иная.

В качестве оправдания приводится стандартный джентльменский набор оправданий – махинации с подсчетом голосов избирателей, различия в менталитете между западными и восточными украинцами и так далее. Весь этот комплекс оправданий сводится в итоге к одной простой формуле – неправильный в Донбассе живет избиратель. Ну никак не хочет, подлец, голосовать за такие хорошие и демократические партии.

Однако каждая партия несчастлива по-своему, а нам сейчас следует определиться на фундаментальном уровне – в чем причина поражения и задать извечный вопрос: «Что делать?»

Блок донецких верхов и низов

На самом деле, языковой вопрос, отношение к России и т.д. – это лишь поверхностные проявления проблемы – то, что находится на виду. Настоящая проблема заключается в том, что в Восточной Украине сложился совсем другой тип организации общества, чем в западной части нашего государства. Этот вопрос наиболее удобно рассмотреть с позиции учения о гегемонии, которое сформулировал итальянский коммунист Антонио Грамши. Между прочим, у Грамши есть очень интересная работа под названием «Несколько аспектов южного вопроса», в которой очень легко заметить сходство ситуации, которая сложилась сегодня в Украине, с тем, что происходило в 20-е годы в Италии, – тот же раскол страны на Север и Юг (вплоть до сепаратизма) и многое другое.

Важнейшую роль в управлении обществом играет интеллигенция. Интеллигенция – это не просто люди, занимающиеся интеллектуальным трудом. Это те, кто выступает как организаторы общества, воздействуя на людей идейно. По определению Грамши, это младший командный состав общества. Интеллигенция бывает двух видов: техническая и гуманитарная – журналистика, юридические науки и т.д. Гуманитарная интеллигенция политически активна, имеет большое влияние на массы, которые ее окружают. Такая интеллигенция, очень часто, представлена выходцами из села, которые, получая высшее образование, выбирают гуманитарные специальности – журналистику, юриспруденцию и т.д. И как раз такой тип интеллигенции и преобладает в западной Украине – она является проводником духовной гегемонии «Нашей Украины», БЮТ и других «оранжевых» партий.

В индустриальном восточном регионе сформировался тип технической интеллигенции. Этот тип интеллигентов не оказывает никакого влияния на настроения масс и не развивает политической активности. К тому же он имеет свою иерархию. Директор завода выступает как «главный интеллигент». В небольших городах, где есть обычно одно «градообразующее» предприятие, которое в основном и наполняет местный бюджет, именно «красные директора» являются главным авторитетом и организаторами жизни.

Все попытки демократического похода на Восток проваливались по простой причине – с населением индустриального региона пытались говорить языком западно-украинской деревни. Местные рабочие и интеллигенция с недоумением смотрела на западно-украинских «селюков» из Народного Руха, которые, по их мнению, «не работают, а только языками треплют».

Образовался парадоксальный блок донецкой индустриальной элиты и рабочих, ключевую роль в котором играет корпус старых «красных» директоров. Без них этот союз был бы не возможен, так как верхушка «донецкого клана» своим происхождением и манерами не вызывает ни доверия, ни уважения. Такие персонажи, как Ахметов или Колесников, никогда не смогли бы стать причиной массовой поддержки Партии Регионов в Донбассе. Но на местах донецкий блок представляют реальные авторитеты – директора и городские мэры старой закалки. Это люди, которые смогли удержать свои предприятия на плаву в период недавнего экономического распада 90-х годов и обеспечить более-менее достойный уровень жизни своим работникам. Красные директора выступают как своего рода «отцы города» (области и т.д.), а не просто высшие менеджеры экономики.

Это не значит, что они пользуются там некоей народной любовью, однако даже те кто их ненавидит не могут не понимать – что именно они смогли сохранить свои предприятия и весь регион от полного разгрома в 1990-е годы. Достаточно сравнить их предприятия и предприятия, которые находятся под контролем ИСД или Рината Ахметова, т.е. корпораций, которые захватили эти заводы в те годы. На заводах, принадлежащих олигархам, зарплата у рабочих, за отдельными исключениями, в несколько раз ниже, чем на заводах красных директоров. Тоже самое можно сказать и о техническом перевооружении предприятий. Олигархи – это временщики, эксплуатирующие людей и технику на износ чтобы получить деньги здесь и сейчас. Без «старых донецких», регионалы представляли бы собою полный ноль – неужели кто-то верит, что люди голосуют за персонажей типа Колесникова, Левочкина, Шуфрича или Анны Герман?

Трещина в донецком блоке

Если бы «оранжевые» в период своего правления в 2005–2006 годах смогли привлечь на свою сторону этих людей, то Партия Регионов уже стала бы призраком из прошлого. Однако единственным успехом в этом направлении стал переход в тогда еще «оранжевую» Соцпартию директора мариупольского комбината им. Ильича Владимира Бойко. Результаты, полученные в то время СПУ на выборах в Мариуполе, только подтверждают высказанные выше утверждения. Конечно, сделать красных директоров сторонниками Ющенко было чрезвычайно трудной задачей, но сразу после Майдана – вполне реальной, тем более что отношения между старыми и новыми донецкими отнюдь не безоблачны. Многим из них (например, тому же Бойко) приходилось защищать свои предприятия от захвата их донецкими хищниками.

Расколоть блок юго-восточных низов и верхов – задача очень сложная. Тем не менее, именно сейчас открываются реальные возможности для этого. Первая причина проста и понятна – восточно-украинский электорат разочарован в тех, за кого столько лет голосовал верой и правдой.

Вторая причина – это смена поколений в среде индустриальных управленцев. Красные директора – порода стареющая и уходящая. На смену «отцам» приходят «менеджеры». Вместо поколения к которому принадлежат Бойко и Скударь – люди типа Бориса Колесникова. К руководству предприятий, входящих в структуру корпорации Ахметова и других олигархов, приходят управленцы нового типа – молодые, циничные и не связанные никакими сентиментальными узами ни со своим заводом, ни с городом, в котором он расположен. Эти уже не играют в «отцов и детей» – их задача показать свою «эффективность» и выжать как можно больше денег из предприятия и города в интересах своего босса. Они не считают необходимым содержать детские сады и другие непрофильные сферы. И если раньше общий экономический упадок, нищета и обыкновенное ограбление рабочих через мизерные зарплаты компенсировались «отеческой» помощью красных директоров, то теперь и это уже исчезает. Во многих городах Донбасса начинаются сокращения «лишних ртов» на заводах. Стремление к экономической эффективности и прагматичному менеджменту приводит к подрыву политической гегемонии донецкого блока и к трещинам в самом фундаменте их политической мощи. К тому же мажористые «менеджеры» не срывают презрения к заводскому и городскому «быдлу».

Сегодня у демократов еще есть шанс ударить по этим болевым точкам и попытаться превратить эти трещины в пропасти.

Что делать?
При любом экономическом и политическом режиме актуальной остается проблема социальной справедливости.
30 января 2007 года Министерство труда и социальной политики, опубликовало важнейшие данные. Доля зарплат и социальных расходов в структуре себестоимости продукции, производимой в Украине, сегодня составляет немногим более 8%. Это один из самых низких показателей в Европе, что говорит о завышенной эксплуатации труда в стране и экономически необоснованном, заниженном уровне зарплат. То, что это является проблемой не экономики, а социальной справедливости, подтверждает и Институт демографии и социальных исследований НАН. По уровню эксплуатации наемного работника Украина опережает всех своих соседей, похожая ситуация имеет место разве что в Болгарии. В Чехии, Словакии, Венгрии и некоторых других странах, где схожий с нашим уровень производительности труда, средняя зарплата намного выше. По подсчетам института, даже если в целом по экономике произойдет рост оплаты труда на 30%, рост себестоимости продукции составит всего 2%. То есть проблема низких зарплат – это не проблема экономики, а проблема совести украинского капиталиста.

На этой платформе национальным и демократическим силам и следует развивать наступление по всем направлениям – даже по внешнеполитическому. Например, вступление в Евросоюз увязывается с законодательными нормами относительно доли заработной платы в доле прибыли корпораций. На примитивном уровне: обороты и доходы корпорации Рината Ахметова сравнимы с доходом Сименс и БМВ. Однако, получив доход в миллиард долларов, БМВ отдает рабочим из этого дохода не менее 100 миллионов, а Ахметов – только 1 миллион. Если мы вступим в Евросоюз, то и у нас будут действовать европейские нормы относительно доли отчислений на заработную плату. Буржуй поделится с рабочим или будет наказан.

По сути, это единственный способ привлечь на свою сторону широкие массы трудящихся, сыграв на их меркантильном интересе. Это был, кстати, и единственный шанс «оранжевых» разбить монолитный блок «верхов и низов» в промышленном Юго-Востоке Украины, когда они были у власти в 2005–2006 годах – поднять вопрос справедливого распределения доходов, сделать саму власть защитником трудящихся и принудительно заставить олигархов «поделиться» с рабочими.

Конечно, предложенный только что вариант – не единственный. Тем не менее, он является самым перспективным, в том числе и с учетом фактора времени и своей простоты в аргументации и доходчивости до простого рабочего Юго-Восточной Украины. Однако, нынешние национал-демократы пусть ходят в вышитых сорочках и поют протяжные украинские песни – у них это получается лучше, чем политическая работа. Эта статья написана не для них.

Агентство Стратегических Исследований

2 комментария

Валерий 28 августа 2009 08:25
Интересно, но это только одна из многих сторон затронутого вопроса - социально-экономическая. К тому же трактовка социально-экономической ситуации на Донбассе во многих местах весьма спорная.
Mario-Sergio 2 сентября 2009 10:44
Валерий,

Присоединяюсь к Вашему мнению.
Но в целом статья очень хорошая, без обычного набора штампов и это уже гут.
Но повторюсь - местами весьма спорная
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии