ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Международное христианско-демократическое движение. Теория и практика

К предыдущей главе

Теория международного христианско-демократического движения исходит из единства Универсума, в котором божественное, природное и человеческое, духовное и материальное взаимосвязаны. По этой причине категория бытие, включающая в себя бытие Бога, природы, человека, общества, всего того, что создано человеком («вторая природа»), является ее исходным пунктом.

Эта теория утверждает тождество бытия и мышления, единство Бога и человека, богопознания и самопознания, религиозного и научного, теоретического и практического. В ней нет места ни «борьбе Иакова», ни борьбе противоположностей, но есть единство и взаимодействие этих противоположностей, единство онтологического и гносеологического аспектов истины. Кроме того, она опирается на единство рационального и иррационального, рефлективного и ценностного. Подобно тому, как христианская философия сверяет свой ход с теологией, так и теория международного христианско-демократического движения учитывает процессы, протекающие во Вселенной и на Земле, в природе и обществе. Она основывается также на верующем разуме, теории гармонии веры и разума, которые отвергают взятые по отдельности и иррационализм, и рационализм, ибо, с одной стороны, мистификацией занимается не кто иной, как сам разум, а с другой — полная победа разума и опыта над иррационализмом невозможна по причине их ограниченности. Последние, например, бессильны доказать бытие Бога или вечность и бесконечность материи. Хотя истины веры, согласно этой теории, выше истин разума, вера не может существовать без разума. Вот почему иррационализм и рационализм идут «рука об руку» на протяжении всей истории человечества и отсутствуют основания утверждать, будто тот или другой возьмет верх, по крайней мере, в настоящее время. А это значит, что мы имеем дело с исторической концепцией истины, с истиной как процессом, в котором, в конечном счете, должны быть примирены теологические, философские и научные знания.

В историческом плане теория международного христианско-демократического движения уходит своими корнями в католические, протестантские и православные теологические и социально-философские учения. Ее исторические задачи и идеалы направлены на преодоление техногенной цивилизации и созидание цивилизации, основанной на духовности и нравственности. Она вносит в христианство не новые положения, а новые методы и формы работы, отвечающие требованиям времени. Своей главной практической задачей она ставит превращение должного в сущее, т.е. осуществление Царства Божьего на Земле (Богочеловечества). И хотя успех или неуспех этого дела зависит не только от нас, но мы, выражаясь словами С.Н.Булгакова, должны знать свой долг и честно его исполнить.

Ядром теории международного христианско-демократического движения является учение о человеке как личности. Данное учение, созданное в рамках двух философских течений — персонализма и томизма, основывается на четырех признаках человека: субстанции, индивидуальности, разумности и «вовлеченности» в «универсальную личность». Оно исходит из признания несовершенства человека, его греховной сущности; предполагает как индивидуальное, так и коллективное спасение; проповедует солидарность между людьми, стремясь свести к минимуму конфликты между ними. Его важнейшим положением является направление человеческой активности не только на свой внутренний, духовный мир, но и на внешний, т.е. на преображение общества, потому что, как справедливо утверждает один из классиков христианской демократии, «внутренний человек крепко стоит на ногах, если только опирается на человека внешнего; внешний человек крепко стоит на ногах благодаря силе человека внутреннего» [1].

Ведущую роль в процессах воспроизводства человека и персонализации теория международного христианско-демократического движения отводит семье, рассматриваемой в качестве священного союза между мужчиной и женщиной. Семья, наряду с другими сообществами, формирует нравственную и социальную стороны жизни людей, создает предпосылки для духовного их единения на основе любви к ближнему и создания политического или гражданского общества. Государство же, являясь частью политического общества, служит человеку, обществу в целом, а не наоборот. Эта теория утверждает: то, что недопустимо государю в личной жизни, в семье, недопустимо в политике и государстве, и на основе евангельского принципа «Кесарево кесарю, а Богу Божие» разграничивает функции государства и церкви и других религиозных объединений.

Составной частью теории международного христианско-демократического движения является концепция социального рыночного хозяйства, основными принципами которой являются свобода и порядок и которая соединяет позитивные моменты либеральной и социалистической экономики. Эта концепция выгодно отличается от концепции конвергенции, которая направлена на сглаживание идеологических, политических и экономических различий между капиталистической и социалистической общественными системами.

Как известно, после окончания Второй мировой войны теория международного христианско-демократического движения сыграла значительную роль в преодолении национал-фашистской идеологии, в выводе Германии, Италии, ряда других государств из глубокого кризиса и т.д. Весьма важную роль она выполнила также в Венесуэле, Чили и других латиноамериканских странах. По этой причине мы называем ее «антикризисной теорией» или «антикризисной идеологией». Вместе с тем, сохраняя огромный потенциал для решения многих проблем человечества, она нуждается в дальнейшем развитии. В частности, в связи с тем, что биполярная система «капитализм — социализм» стала достоянием истории, а коммунисты отказались от антихристианской позиции — воинствующего атеизма, ее антикоммунистическая риторика должна быть значительно снижена.

Согласно этой теории, духовный кризис западной цивилизации, постмодернизм и экологический кризис, как составные части процесса глобализации, являются следствиями разрыва между верой и разумом, истиной и ценностью, антропоцентризмом и теоцентризмом, чувственной и идеациональной культурами и кризиса экономического человека. Если в обозримом будущем мы не преодолеем духовный кризис и постмодернизм, не устраним противоречие между деятельностью человека и природой, то не решим главную проблему XXI в. — проблему выживания человечества. В решении данной проблемы и тем самым предотвращении надвигающейся глобальной катастрофы теория международного христианско-демократического движения может оказать человечеству неоценимую услугу.

Эта теория, указывая на один из спасительных путей развития мировой цивилизации, содержит в себе серьезное предупреждение, в частности, нашей интеллектуальной, политической и экономической элите, которая готова бездумно копировать все западное, не желает задуматься над тем, как оно приживется на «русской почве». Между тем мы уже имели возможность увидеть, какие отрицательные последствия принесло и приносит с собой слепое копирование марксизма и либерализма. В то же время очевидно, что нельзя абсолютизировать национальную специфику, ибо это может привести к опоре исключительно на собственные силы, к самоизоляции.

Теория международного христианско-демократического движения, сложившаяся в рамках преимущественно католической культуры, не может быть применена в полном объеме в иных культурах, в том числе и в нашей. Серьезными препятствиями на этом пути являются наше национальное самосознание, привыкшее к тому, что на протяжении более шестисот лет подавлялись созвучные или родственные этой теории ростки идей (стригольников, нестяжателей и др.). Поскольку эта теория исходит из признания специфики различных стран, мы вправе развивать идеи христианской политики в качестве аналогичного христианского общественного идеала, соответствующего нашим особенностям [2].

Наконец, данная теория способна стать мостом, соединяющим Запад и Восток. Русский народ, обладающий опытом православия и марксизма, «мог бы, — пишет В. Поссенти, — поделиться с Западом, привнеся в западную демократию новую и ценную субстанцию, и помочь ей в будущем избавиться как от просвещенческой, так и от ленинской версии демократии... Совместное будущее легче построить тем, у кого есть совместное прошлое: именно христианство может помочь нам перекинуть мост от нашего общего европейского прошлого в наше европейское будущее» [3].

К следующей главе

Примечания:

1 Мунье Э. Что такое персонализм? С. 75.

2 В отечественной мысли накоплен бесценный материал, который был создан нашими предками, неустанно искавшими истинный путь развития России, и который (при нашем умелом употреблении) может стать воистину «золотым ключиком». Но для этого нам надо перестать быть людьми, не помнящими своего родства. Ибо «история Человечества говорит о том, что необходимо бережно относиться к знаниям предков, существующим незыблемым трансцендентным законам Мироздания, в которых уже давно известно, что каждый Человек – неотъемлемая космическая часть Мироздания и что каждый Человек имеет свое конкретное космическое предназначение, с конкретной ответственностью за выполнение этой высшей космической миссии на Земле» (Яницкий И.Н. Живая Земля. М., 1998. С. 3). Эта «высшая космическая миссия» лежит и на России, и на всех других странах мира. Но выполнит ли Россия свою миссию на Земле или она и далее будет вести себя как новозаветная блудница, к которой Иисус Христос обратился со словами: «...иди и впредь не греши» (Ин. 8:11)? Мы убеждены, что она сможет ее выполнить, если только наш народ будет следовать известным десяти заповедям, являющимся «кодом космического мироздания».

3 Поссенти В. Демократия и христианство // Вопросы философии. 1996, №7. С.101.

0 комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии