Кому достанутся ядерные амбиции Украины?

'КомуПродолжение.
Начало: «Куда засунуть Украине свои ядерные амбиции?»

История отечественного «ядерного цикла»

Не воспользоваться всем тем, что осталось на территории Украины от «советской атомной мощи» было бы совершенно безрассудным. Соответственно, попытки объединить разрозненные объекты атомной энергетики начались с первыми проблесками финансовой стабилизации. В 1995 году была принимается первая Комплексная программа по созданию ядерно-топливного цикла (ЯТЦ). Предполагаемое финансирование в объеме $1 млрд возлагается на НАЭК «Энергоатом» – единственный на тот момент стабильный источник денежных средств. Эффективность производства электроэнергии на атомных станциях просто зашкаливала, поскольку топливные элементы поступали бесплатно в качестве компенсации за вывезенное с территории Украины тактическое ядерное оружие.

Однако рассчитывать, что дармовые деньги потекут именно в заданном направлении было по меньшей мере наивно. Атомные станции немедленно начинают обрастать массой «дружественных структур», поставляющих по завышенной цене все что угодно, но с единственной целью – отмыть средства от сказочной рентабельности. Хотя и лишних людей «со стороны» там тоже не было: по аналогии с газом, «мирный атом» - бизнес высоких государственных сфер. Соответственно, с той поры и по настоящее время в окружении «Энергоатома» кормится множество структур, пролоббированных еще незабвенным Борисом Абрамовичем Березовским.
Для обоснования вывода средств начинаются модные постчернобыльские стенания «о необходимости повышения надежности и безопасности атомных электростанций». На Украине подобные стенания возглавляет сын руководителя СБУ, закончивший академию ФСБ в Москве, Андрей Деркач. В период президенства Леонида Кучмы он предпринимает неоднократные попытки возглавить государственное предприятие НАЭК "Энергоатом", закончившиеся созданием абсолютно искусственного органа - наблюдательного совета НАЭК "Энергоатом". Не отвечая в реальности ни за что конкретно, этот орган дает бесценные рекомендации по «безопасности АЭС» и надзирает за тем, чтобы деньги уходили «по назначению». Через некоторое время «надзорный совет» ликвидирован по настоянию реального руководителя предприятия Сергея Тулуба.

Однако это был далеко не конец истории. В 2003 году Андрей Деркач выдвигает судебный иск против кабинета Виктора Януковича, в котором обвиняет правительство и лично премьера в бездеятельности по обеспечению безопасности на АЭС. Судебный процесс выигрывает. Затем в составе выигрывает политическую интригу «помаранчевой» власти и уже в составе «антикризисной» коалиции (2006) по квоте Социалистической партии наконец занимает вожделенный пост руководителя «Энергоатома», где под эгидой создания концерна «Атомпром» стремится подмять под себя все остальное, касающееся атомной сферы.

Однако отвлечемся от традиции распределения государственных средств «Энергоатома» по чужим карманам. В 1997 году в полном соответствии с Комплексной программой по созданию ядерно-топливного цикла (ЯТЦ) на базе «Приднепровского химического завода» (Днепродзержинск), который в Советском Союзе занимался начальными стадиями обогащения урана с попутными технологическими цепочками «цирконий» и «смолы», создается специализированное Государственное научно-производственное предприятие (ГНПП) "Цирконий". Производственный комплекс включает химический, металлургический и деформационный переделы, производство тетрафторида циркония, циркониевого сплава и проката, производственный цикл по получению металлического гафния. Проектная мощность предприятия - 250 тонн.

Все благие намерения в очередной раз останавливает финансовый кризис 1998 года. ПО «Приднепровский химический завод» вступает в длительный период финансового оздоровления и реструктуризации, из которой выходит уже группой самостоятельных предприятий: собственно обогатительное производство урана «Приднепровский химический завод», «Приднепровский завод цветных металлов», «Цирконий» и «Смолы».

Государство возвращается к теме топливного цикла уже в 2001 году, когда Украина, Россия и Казахстан создают совместное предприятие по производству ядерного топлива. Предполагается, что Украина будет производить циркониевый прокат и комплектующие изделия для ТВЭЛ и ТВС на мощностях ГП «Цирконий», Казахстан - топливные таблетки, а Россия - обогащать уран и осуществлять окончательную сборку. К реструктуризации финансовому оздоровлению «Приднепровского химического завода» подключается самый модный и «технически продвинутый» олигарх того времени – Виктор Пичук. В 2002 году хозяйственный суд утверждает процедуру санации предприятия «Приднепровский химический завод», участие в которой принимают корпорация «Интерпайп», государство и заинтересованные российские инвесторы. Процедура оканчивается поставками пробных партий циркониевых трубок, после чего судьба межгосударственного проекта «повисает на волоске» по итогам «помаранчевой» революции. Мощности «Приднепровского химического завода», не относящиеся к обогатительному производству урана, переходят в руки очередного модного горно-металлургического олигарха от БЮТ Константина Жеваго.

Правительство Юлии Тимошенко заявляет о своем стратегическом намерении развивать атомную энергетику и утверждает амбициозную «Энергетическую стратегию на период до 2030 года». Провозглашается перспектива удвоения количества атомных энергоблоков. Основой проекта предполагается сделать наибольший уровень добычи урана среди всех стран Европы. Для самостоятельного цикла его обогащения создается компания "Ядерное топливо Украины". Технологию фабрикации ядерного топлива «стране победившей демократии» эксперты наперебой предлагают купить у ведущих ядерных держав мира (Россия, Франция, США). Предполагается, что Украина будет покупать услуги по обогащению у «ядерных стран», а таблетки и топливные сборки - продуцировать на своей территории.

В этот момент оказывается, что технология фабрикации ядерного топлива у каждого производителя своя и Украине предстоит выбрать, каким путем идти. Альтернативу российской технологии настойчиво предлагает лишь американская компания «Westinghouse». Под эгидой «европейской практики диверсификации топливных поставок» правительство Юлии Тимошенко немедленно устанавливает партнёрство с этой американской компанией. Под обещание перевести на ее топливо Южно-Украинскую АЭС «Westinghouse» самостоятельно разрабатывает документацию, патентует и лицензирует топливные сборки для использования на Украинских АЭС. Ведь Украина в этот период активно «идет в Европу», а по стандартам ЕС 15—20% топлива для атомных станций должно закупаться у другого поставщика. Предполагается, что три реактора Южно-Украинской АЭС (что как раз и составляет 20% мощностей) будут работать на топливе «Westinghouse».

Для опытной эксплуатации на Южно-Украинской АЭС устанавливаются шесть топливных кассет производства «Westinghouse». Со временем поставляются еще 42 кассеты, а в начале 2008-го (уже во втором пришествии Тимошенко во власть) подписывается контракт на поставку 630 ТВС, что позволяет полностью обеспечить работу трех реакторов Южно-Украинской станции в 2011—2015 годах. Российская сторона «становится на дыбы» и начинает массированную пропагандистскую кампанию «западное топливо не подходит для отечественных электростанций и несет угрозу их безопасности». Кампания была с удовольствием поддержана отечественными «сторонниками» развития сотрудничества с российской корпорацией «ТВЭЛ». Возобновляются вопли о «ядерной безопасности», под шумок которых контракт с «Westinghouse» оказывается фактически похоронен.

Результат пробной «диверсификации поставок имени Тимошенко» оказался противоречивым. Стоимость американской топливной сборки всегда превышала стоимость российского аналога на 25—50%. Однако диверсификация поставок вовсе не означает обязательную системную закупку более дорогого топлива у альтернативного поставщика. Диверсификация подразумевает лишь наличие такого потенциального поставщика, к услугам которого можно обратиться в кризисной политической или экономической ситуации.

На смену стратегической линии Тимошенко в 2006 году неожиданно приходит правительство Виктора Януковича. Оно не отрицает предыдущего проекта «Ядерное топливо Украины», но настаивает, что «мы пойдем другим путем». Предполагается более широкое объединение активов с российской стороной. 29 декабря 2006 года правительство Виктора Януковича принимает решение создать концерн «Укратомпром» для организации элементов незамкнутого цикла производства ядерного топлива в Украине. Планируется, что в него войдут шесть государственных предприятий и четыре научно-исследовательских института (предприятия по добыче и переработке урана, добыче и переработке циркониевой руды, изготовлению концентрата циркония, циркониевых сплавов, проката из них, Институт промышленных технологий в Желтых Водах, проектные институты – Харьковский и Киевский «Энергопроект», энергомашиностроительное предприятие «Турбоатом», энергогенерирующая компания НАЭК «Энергоатом», являющаяся основным потребителем всей продукции).

Финансовая идея концерна состояла в прежней привязке к неиссякаемому источнику финансирования – НАК «Энергоатом», во главе которого по квоте социалистов стал Андрей Деркач. Руководство «Энергоатома» действительно возглавило «Укратомпром» и не допустило в правление никого из представителей других предприятий. Возник явный конфликт интересов. Остальные участники немедленно заподозрили, что монопольный потребитель ради обеспечения своих интересов способен искусственно сдерживать рентабельность своих сырьевых придатков. В результате, президент Виктор Ющенко в августе 2007 года своим указом остановил создание концерна «Укратомпром». Все завершилось на этапе организационных мероприятий (формирование правления), ничего более.

Произошел возврат к концепции создания концерна «Ядерное топливо Украины». Из плана объединения были исключены НАЭК «Энергоатом», «Турбоатом» и два проектных института Киева и Харькова. В концерне остались «Восточный горно-обогатительный комбинат», дирекция предприятия, создаваемого на базе Новоконстантиновского месторождения урановых руд, ГП «Смолы», «Днепровский завод прецизионных труб» и Украинский научно-исследовательский и проектно-разведывательный институт промышленной технологии. После завершения санации ГП «Цирконий» это объединение также может быть включено в состав госконцерна.

Параллельно с 2006 года прорабатывалась идея создания машиностроительного концерна по производству оборудования для энергетики «Укрэнергомаш». Это позволило бы проводить единую научно-техническую политику в отрасли и снизить градус конкуренции между отечественными предприятиями на внешних рынках. У предприятий появлялось больше преференций в части государственной поддержки. Однако и здесь наметилась борьба за самостоятельное существование. Камнем преткновения стал харьковский «Турбоатом». От имени «российской стороны» на управление предприятием длительное время претендовал российский бизнесмен запорожского происхождения Константин Григоришин. Ему способствовала «лояльная» парламентская фракция коммунистов. От парламентской фракции социалистов приватизации «противостояла» руководитель ФГИ Валентина Семенюк, настаивающая на «недопустимости дальнейшего разбазаривания государственной собственности». Стороны извели друг друга позиционной борьбой, в ходе которой концерн «Укрэнергомаш» создан не был.

В период второго пришествия Тимошенко, чтобы не потерять контактов с американской корпорацией «Westinghouse», правительство предложило ей идею совместного строительства завода по фабрикации ядерного топлива с использованием отечественного урана. «Westinghouse» из вежливости продолжила участие в конкурсе на выбор технологии, однако шансы победить российских конкурентов были минимальны. Никто уже не верил, что из-за 20-процентной доли украинского рынка ядерного топлива «Westinghouse» станет переносить сюда свой завод из Швеции.

К тому же Юлия Тимошенко быстро нашла общий язык со своим новым союзником в борьбе против Ющенко - премьер-министром России Владимиром Путиным. В декабре 2008 года Кабинет министров поручает государственному концерну "Ядерное топливо" выкупить за собственные средства 10% акций "Международного центра обогащения урана" (создан в 2007 году в Ангарске, 50%+1 акций контролирует "Росатом", еще 10% выкупает НАК "Казатомпром"). А в конце апреля 2009 года премьер-министры Украины и России договариваются о поставках российского ядерного топлива на Украинские АЭС и строительстве завода по фабрикации топлива на территории Украины. В этот же момент стороны приходят к соглашению о совместной достройке энергоблоков Хмельницкой АЭС. Предполагается, что предприятие по фабрикации ядерного топлива должно быть создано до первой загрузки третьего и четвертого блоков Хмельницкой АЭС (2016 года).

Как это ни странно звучит, но следующему правительству Николая Азарова не пришлось даже ничего существенно менять в предыдущей стратегии «атомной дружбы» с Россией. Лишь только «расширить и углубить». Россия в рамках Международного центра обогащения урана формирует пул государств, с которыми она готова поделиться участием в распределении квот на использование технологии обогащения урана. Текущими участниками центра являются Россия (90%) и Казахстан (10%). Решен вопрос о выделении аналогичных 10% собственности для приобретения госконцерном "Ядерное топливо Украины". О своем перспективном желании вступить в центр заявили Индия и Армения.

В отношениях с Украиной Российскую Федерацию интересует совместная добыча урана и циркония. Взамен Россия готова передать в Украину технологию производства хвостовиков и головок для топливных сборок (ТВЭЛов), выпуск которых планируют наладить в Запорожье в 2008 году. В дальнейшем планируется целиком производить твэльные трубки и укомплектовывать их топливом. Этот машиностроительный проект оказался как никогда близок Андрею Клюеву.

Определенная проблема состоит в том, что за длительный период «ядерно-топливных отношений» отдельные участки технологической цепи приобрели своих олигархических кураторов. Их поведение мешает построению целостного межгосударственного проекта. На данный момент Министерство топлива и энергетики пытается вернуть контроль над «Приднепровским химическим заводом» из сферы интересов Константина Жеваго. Аналогичное «выяснение отношений» ведется вокруг контроля над Харьковским ПО «Турбоатом». Финансовые ресурсы НАК «Энергоатом» также медленно, но уверенно перенацеливаются в нужном направлении. Свидетельство тому – недавний арест главного инженера «Южно-Украинской» АЭС Вячеслава Кузнецова. Что можно считать достойным завершением экспериментов предыдущего правительства с компанией «Westinghouse».

Продолжение следует.

Сергей Бочкарев

0 комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии