Чужие здесь не ходят (Донбасс: взгляд изнутри)

'ЧужиеРодину не выбирают. Пыльный город под тусклым донецким небом – не лучшее место на Земле. И тем не менее…

Наши сознательные демократы Донбасс не любят. Не любят откровенно. То ли дело бороться за национальную идею где-нибудь во Львове – одно удовольствие! А что в Донецке? – Одни коммунисты и страшный «донецкий клан».

Дьявол кроется в деталях. Детали прячутся от невнимательного взгляда. Но именно из них, из этих деталей и повседневных мелочей и состоит настоящая жизнь Восточной Украины. Оставим в стороне эмоции. Посмотрим на Донбасс спокойно – без соплей и истерики.

Блеск и нищета оппозиции

Главное – это стабильность. Правые партии легко и уверенно набирают в Донбассе свои 0-2% голосов. Год назад «Наша Украина» продолжила эту славную традицию. 2,69% – результат неплохой. Могло быть и хуже.

В марте 2002 года Виктор Ющенко стал настоящим кошмаром для местных жителей. Виктор Андреевич сурово смотрел на горожан с каждой стены, столба и забора. С каждой и по несколько раз. Город был обклеен плакатами, как обоями. Местный штаб блока «За Еду» и Партии Регионов, старательно уничтожавший всю чужую агитацию, сопротивлялся дней семь. После чего позорно капитулировал. «Не словом, а делом!»

Жаль только, что никто из местных жителей не знал – о каких таких делах идет речь. Проблема не в том, что не было дел, про которые можно было бы рассказать – рассказать было что. Не было тех, кто мог бы рассказать об этом избирателю.

Люди, которые представляют в Донбассе национал-демократическую идею, заслуживают уважения. Среди равнодушия и непонимания сохранить верность идее – это почти гражданский подвиг. К сожалению, процент набранных «Нашей Украиной» голосов от такого подвига больше не становится. В основном актив блока Виктора Ющенко в Донецкой области – это представители старого чорновиловского Руха и «Просвиты», интеллигенты лет 60-65. Они серьезно относятся к своему делу. Например, проводят круглый стол на тему: «Проблемы украинской диаспоры в городе Краматорске». Проблемы украинской диаспоры в украинском же городе Краматорске – ну что тут скажешь…

В общем, с национал-демократией в Донбассе все в порядке – она в надежных руках.

Ни одна из партий не имеет здесь номальных структур. В представлении многих партийных вождей, Донбасс это некая «черная дыра», в которой работать невозможно в принципе. Хочется спросить – а вы пробовали?

Наша область действительно особая. Чужие здесь не ходят. В этом смогли убедиться представители «Команды озимого поколения». Штаб донецких «копов» возглавляла женщина – политтехнолог из Москвы. Сначала она просто удивлялась: «Как здесь вообще можно работать? Ни с кем, ни о чем договориться невозможно. В других областях Украины – там нормальные люди. Если есть деньги, то нет проблем. А здесь – даже с деньгами ничего не решишь». Как житель Донбасса, с гордостью могу подтвердить: «донецкие» так просто не продаются! То есть кто-то из чиновников и прочих начальничков, может, и клюнул бы на «зеленые», но просто через время дороже выйдет… Потом, по ее же признанию, она просто считала дни до выборов, чтобы скорее уехать из этого «мрачного места».

Запад нам не поможет, или Выборы по-донецки

В принципе, об этом уже много разного написано. Просто процитируем то, что уже писалось другими, но о чем, тем не менее, мало кто знает. А некоторые даже не верят, что такое может быть.

Как проходили президентские выборы 1999 года в Краматорске и всей Донецкой области? Достаточно описать сам день голосования. Вот что писало уже не существующее издание «Газета», созданное депутатом Верховной Рады Алексеем Шеховцовым специально под выборы: «С восьми утра до восьми вечера на подступах ко всем избирательным участкам маячили молодые люди 17-20 лет в кожаных куртках и спортивных шапочках. Многих опознали: молодежные преступные группировки города, взяв в помощники связанные с ними частные охранные структуры и спортивные секции, вышли на «работу» на Кучму… Около 500 бандитов(!) с автомобилями, где они грелись и перекусывали, и радиосвязью «честно» отстояли смену за самого главного начальника в стране. Чем же они ему услужили?

…На целом ряде участков были совершены нападения на избирательные урны. Происходило это всегда по одному сценарию: группа бандитов из 7-10 человек вваливалась на участок, шумела, устраивала потасовку, валила одну из урн. Когда наблюдатели и члены комиссий бросались наводить порядок, в другую урну вбрасывалась пачка бюллетеней. Часто пачки были такими большими, что бандит разрывал верхнюю крышку урны, чтобы протолкнуть в нее бюллетени… На участке № 26 бритоголовые молодцы буквально гнали от урн не только наблюдателей, но и председателя комиссии, а сами пачками бросали бюллетени».
А что же милиция и СБУ? Читаем дальше… «Наблюдатели задержали несколько человек и передали их милиции. Не проходило и часа, как задержанные снова появлялись на своих «рабочих местах» и нагло смеялись всем в лицо».

Все то же самое происходило и в соседних городах. На некоторых участках в разгромленные урны вбрасывалось до 500 бюллетеней – притом, что всего избирателей там около 2000 человек. «Основным механизмом – как объясняет «Газета», – был сговор бандитов с членами избирательных комиссий. Бюллетени выдавались комиссиям и в тот же день они проставляли на них оттиск печати комиссии… часть бюллетеней без корешков оптом передавалась бандитам. Чтобы не рассекретить преступников из числа комиссии, бандиты ставили на них поддельные подписи… Самая опасная операция – вбрасывание, здесь велик риск попасться на горячем. Понятно, почему ее поручили бандитам».

Казалось бы, как такое может быть, если члены комиссии представляют разных кандидатов, из которых больше половины представляют “оппозицию”? «Для многих кандидатов в президенты членов комиссий подбирали в одних и тех же кабинетах», – пишет «Газета». Если партия не имеет даже нормальной партийной ячейки в городе, откуда она возьмет примерно 200 человек для работы в комиссиях и как наблюдателей?

Запад нам тоже не поможет. Вот конкретный пример: в Макеевке милиционер не пустил на избирательный участок даже наблюдателей ОБСЕ, которые пришли на подсчет голосов. Комиссия согласилась на их присутствие – куда ж денешься, документы у наблюдателей были в полном порядке, – но сержант милиции скомандовал: “Пошли вон!” Вот вам и вся Европа.

Акулы с “золотыми перьями”

После убийства тележурналиста Игоря Александрова к местным газетчикам отношение особое. На них как бы упали отблески его трагической славы. Стоит донецкому журналисту появиться в какой-нибудь “тусовке”, к нему подходят коллеги, которым не “повезло” работать в Донбассе, жмут руку и говорят: “Держитесь, ребята!” Ребята делают суровые лица и как бы дают понять: “Они не пройдут!” Те, кому не нужны незаслуженные дешевые комплименты, просто отшучиваются.

Власть с местными “акулами пера” не нянчится. Началось это примерно в 1999 году. Приближаются президентские выборы, газетчики возбужденно потирают руки – кто-то мечтает получить под выборы новенький диктофон, а кто-то замахнулся даже на компьютер. Ну и, естественно, фуршеты, уважение и внимание политиков. В итоге получилась дуля – одна на всех. У власти уже было нынешнее поколение “донецких”. Эти не церемонятся с обслуживающим персоналом. Это вообще их отличительная черта. В подобной ситуации один из молодежных вожаков жаловался: “При Щербане (бывшем губернаторе Донецкой области) нас тоже нагибали по-разному, но по крайней мере всегда был фуршет, а эти даже минеральную воду не всегда на стол поставят”.

Очень интересно, как газетчики отрабатывают свой хлеб. Например, приезжает в город Юлия Тимошенко, встречается с народом. В газете появляется заметка – вскользь упоминается о митинге, зато c чувством расписывается, чем Юлия Владимировна отобедала в местном заведении общепита.

“Четвертая власть” знает свое место и своих хозяев. И служит им верой и правдой. А что делать? – не каждый может быть Игорем Александровым. А многим даже нравится быть при хозяине – как говорится, “сначала больно, зато потом приятно”.

Отцы и дети

То, о чем пойдет речь сейчас, написано не для того, чтобы над кем-то посмеяться или поиздеваться. Конкретные примеры взяты потому, что они самые яркие. А так как взяты они из практики Новокраматорского машиностроительного завода, то надо объяснить, что такое НКМЗ. Это предприятие, которое дает 40% городского бюджета, основная часть продукции идет на экспорт – причем это действительно сравнительно высокотехнологичная продукция – прокатное оборудование, прессы и многое другое. Средняя зарплата на заводе составляет доходит до 1000 гривен, а были отдельные случаи когда квалифицированный рабочий получал в месяц более 30 000 грн.

Не удивительно, что это относительно передовое предприятие попыталось первым перейти на европейские методы работы. На примере таких пионеров, как под увеличительным стеклом, видны проблемы всего общества. На заводе давно зреет идея создания собственной корпоративной культуры – очень современно и в духе самых передовых тенденций. Уже есть очень интересные результаты. Реформы начались в финансовом сердце предприятия – в его бухгалтерии. Судя по одному из интервью, на начальницу бухгалтерии большое впечатление произвела поездка во Францию. Первым шагом в Европу стало введение для всех сотрудников (90% из которых женщины) одинаковой стандартной униформы. Руководительница сама выбрала обязательную для всех длину юбок и расцветку. Сначала, правда, не обошлось без гнилого либерализма и женщинам разрешили один день в неделю одеваться так, как нравится им, а не начальству, но женщины оказались понятливыми и сами потребовали отменить такую вольницу, от которой один шаг до настоящей анархии.

Потом “пришло время заняться питанием подчиненных”, – рассказывает главный бухгалтер. “В 10 утра все отправляются в столовую, чтобы выпить по стакану сока… заказывать место сока какую-нибудь шоколадку запрещено”. Такое разве что в детском саду встретишь. Интересно, что будет дальше? Начальник будет решать, за кого подчиненная может выйти замуж, а за кого нет? А там и до “права первой ночи” недалеко….

Это очень интересная психологическая проблема – почему никто у нас не хочет быть просто менеджером, мэром или президентом. Каждый хочет быть именно “отцом города”, “отцом нации” или хотя бы для своих подчиненных на работе. Неужели корпоративная культура – это когда в заводской многотиражке печатают стихи в таком стиле:

Да воссияет наш НКМЗ!
Он в городе, как светлый луч,
как солнце –
с добром почти что
в каждое оконце….
Да воссияет наш НКМЗ!

Хотим по-европейски, а получается как-то по-туркменски. Вместо корпоративизма выходит допотопный феодализм.

Свет приходит с Востока?

И все-таки перемены происходят. Они не бросаются в глаза, но они есть. Жестокая реальность ломает слабых, но еще больше закаляет сильных. С людьми надо работать, предлагать новые идеи в новой упаковке. В душах образовался огромный вакуум, чем он будет заполнен? Кто его заполнит?

Среди молодежи появляется много людей с интересными идеями. Проблема в том, что этой молодежи некуда пойти. Что могут дать им наши национал-демократы, выросшие из старого “Руха поэтов и диссидентов”? Чему могут научить? Зато, с другой стороны, зарождающаяся национальная идея в Донбассе не опирается на обанкротившиеся лозунги и идеи. Эти идеи рождаются свободными от надоевших уже штампов – слава Богу, здесь нет вислоусых “профессиональных украинцев”. Оформляются они чаще всего на русском языке. Ну и что? Пройдет время и все станет на свои места. Не надо рисовать линии фронта там, где их нет. Как можно требовать от дончан, чтобы они вдруг заговорили на украинском, если даже в Киеве украинская речь – большая редкость. Многие слышали записи майора Мельниченко – почти вся так называемая “элита” говорит по-русски или на таком корявом украинском, что Тарас Шевченко в гробу переворачивается. Зато моя маленькая племянница в Донбассе на чистом украинском языке читает “Отче наш”, услышав молитву после вечерней сказки на УТ-1 (сейчас, кажется, этого уже нет).

Но даже здесь перемены становятся заметны. Так получилось, что среди моих друзей и знакомых сразу шестеро отдали в этом году своих детей в первый класс. Из шести четверо выбрали для своих наследников классы с украинским языком обучения. Первый секретарь городского комитета Компартии свою ностальгию по СССР объясняет так: “Вот наши националисты кричат: империя, империя была! Да, была. Но они ж забывают сказать, кем был украинский народ в этой империи. Что он был не винтиком, а становым хребтом, приводным ремнем этой империи. Все унтер-офицеры были украинцы, буржуи были украинцы, и маршалы все же они были украинцами. … вот, например, узбеки. Они золото роют, хлопок выращивают – так и сейчас продолжают выращивать. Они как жили, так и живут. То есть они приспосабливаются для себя. А тут для чего приспосабливаться, когда ты правил, а у тебя забрали то, чем править? Надо осознать, что ты уже не приводной ремень империи, а какая-то небольшая часть чего-то там. Павлычко – молодец. Хоть и националист, но классно заметил: “То ж мы в империи правили, а теперь чем править! Кем править?” Не знаю, искренне ли главный городской коммунист жалел об “украинской империи” или нет, но если такое печатается в интервью газете накануне выборов...

Тот, кто выиграет Донбасс, тот получает шанс выиграть и всю Украину. Время еще есть, но оно стремительно уходит.

2003 год,
газета "Христианский Демократ"


Украиноязычная версия статьи: Чужі тут не ходять (Донбас: погляд зсередини)

0 комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии