Страсти по закону


Кто хочет поставить на колени украинские церкви?

Есть много разных законов. Есть Закон Божий, данный раз и навсегда, и есть законы, написанные людьми. Много законов – хороших и разных. Все наши церкви живут и действуют по «Закону о свободе совести и религиозных организациях», принятом в Украине еще в 1991 году. Этот закон оказался на удивление удачным. Свобода совести перестала быть пустым звуком. Об этом говорят и сами руководители церквей. Но все, что делает человек – рано или поздно приходит в негодность, требует изменений.
Пришло время менять и этот закон, делать его более современным. Однако все, к чему прикасается рука украинского чиновника, кончается одинаково – конфузом и провалом. Начиная с 1996 года, Государственный комитет по делам религий пробует переписать заново старый закон и каждый раз Верховная Рада возвращает его назад. И вот недавно этот комитет сочинил еще один проект. Результат превзошел все ожидания. Новый закон получился настолько «прогрессивным», что кое-где даже законы СССР выглядят по сравнению с ним образцом демократии.

Над этим можно было бы и посмеяться, но почему-то не смешно. То, что сегодня происходит вокруг украинских церквей, настолько зловеще и угрожающе, что новым проектом закона заинтересовался даже Комитет Верховной Рады по борьбе с коррупцией и организованной преступностью, который возглавляет известный украинский юрист, народный депутат Владимир Стретович. Подумайте только – это какой же закон о религиозных организациях надо сочинить, если им вынужден заниматься Комитет по борьбе с коррупцией и организованной преступностью?

О чем же идет речь в проекте нового закона? Чего хотят его авторы? Ответ прост. Изгнать церкви из больниц, тюрем и домов престарелых, настроить обывателей против верующих, поставить разные церкви в неравное положение, отобрать у детей возможность учиться в воскресных школах, дать чиновникам власть над церквями – вот цель этого закона. Разделяй и властвуй – вот главный принцип украинской власти.

Без последней надежды

Когда человеку хорошо, он редко думает о Боге. Только когда мы что-то теряем, мы начинаем понимать это. Но Бог добр к нам – даже самый последний грешник может получить прощение. Даже на пороге смерти можно еще спастись.

Вера в Бога – это последняя надежда для больных и умирающих. Очень часто только эта вера дает силы тем, кто попал в тюрьму, но решил сойти с кривой дорожки. Сегодня церкви имеют право по собственной инициативе проводить обряды и богослужения в тюрьмах, больницах и домах престарелых. А теперь этого не будет. Священник сможет провести обряд в этих местах только по просьбе человека, который содержится там. Что это значит? Начальникам тюрьмы или больницы не нужны лишние хлопоты. И чем меньше тут ходит всяких священников – тем меньше проблем. Так рассуждает любой чиновник. Заключенный, который будет требовать к себе священника, рискует попасть не на богослужение, а в карцер. Больной, который зависит от врача, тоже не всегда рискнет ссориться с врачом. А самое главное – человек часто не знает, что ему нужно на самом деле. Он может и не звать священника, но если тот пришел к нему сам, то у него есть шанс, услышав Слово, прозреть и спастись. А теперь уже никто не скажет ему этих спасительных слов.

Новый закон хочет отнять последнюю надежду у тех, кому она так нужна – у больных, у преступников и престарелых. И дать еще больший простор взяточникам в погонах или белых халатах. Ведь что мешает начальнику тюрьмы не допустить к заключенным православного или протестантского священника, зато пропустить за хорошую взятку каких-нибудь сатанистов?

Разделяй и властвуй

Даже советская власть не позволяла себе так дьявольски стравливать между собой верующих и неверующих и уж тем более не пыталась наживаться на вере. Новый проект закона как будто специально создавался именно для этого. А может, в самом деле специально?

Начинается все уже при регистрации церкви или общины. Одну церковь могут зарегистрировать за месяц, другую – за три месяца, если какой-то чиновник решил, что ему необходима еще какая-нибудь бумажка. А может, и шесть месяцев вместо одного. Уже при регистрации власть делит церкви на «белых» и «черных».

И это только начало. Сегодня, чтобы зарегистрировать религиозную общину в любом городе или районе, надо чтобы она имела не менее 10 основателей. А по новому закону, если его примут, надо будет иметь не менее 25. Это удар не только для новых в Украине церквей. В тяжелом положении окажутся, например, католики, которые не смогут зарегистрироваться где-нибудь в Донбассе, или даже православные Московского патриархата в отдельных городах и селах Западной Украины. Почему это так важно? Без регистрации община не считается юридическим лицом и не сможет арендовать помещение для богослужений.

Единственный выход – собираться в частных квартирах. А ведь такая община, включая детей, приезжих и недееспособных может насчитывать 30-40 человек. Теперь представьте – возвращается домой после работы обычный рабочий, ложится на диван подремать и вдруг у него над головой грянет хор из десятков голосов, распевающий псалмы. Хорошо если это человек терпимый и понимающий. А если нет? Конфликт неизбежен. Получается, то чем занимаются верующие – уже не богослужение, а «нарушение общественного порядка». И если скандальные соседи вызовут участкового, то они будут совершенно правы. А члены церкви никак не смогут доказать милиционеру, что они действительно верующие, а не ганы – ведь регистрации у них нет. Нет, значит, и документа. Можно даже 15 суток получить. Кстати, даже при СССР для регистрации общины было достаточно 20 основателей.

Если новый закон будет принят, то чиновники, которые регистрировали религиозную организацию, получат право подавать в суд, чтобы эту регистрацию отменить, если будет установлено, что основатели предоставили на регистрацию документы, содержащие недостоверные сведения. Такими сведениями может оказаться, например, опечатка в вашем домашнем адресе, который был указан в документах. Да мало ли, к чему можно придраться. И тогда прощай регистрация? А может быть, вам предложат «договориться». За небольшую сумму. Или за поддержку нужной партии на выборах.

Им бы эту Библию взять да отменить…

Одно слово может изменить весь документ. Со словами надо быть очень осторожными. А можно наоборот – специально все запутать и вертеть законом как угодно.

Вот взяли и в статье закона, где говорилось о праве религиозных организаций создавать учебные заведения для религиозного образования детей и взрослых, заменили слова «детей и взрослых» на слово «верующих». И сразу же все представители церквей забили тревогу. Потому что на практике это может поставить вне закона воскресные школы для детей. Сами подумайте, зачем было менять ясное и четкое определение из старого закона на общий термин «верующие»?

Эксперты из аппарата Верховной Рады и другие специалисты обращают внимание на то, что в проекте нового закона используются очень размытые и нечеткие термины. Даже таким понятиям, как «церковь» и «религия», дается очень спорное и противоречивое определение. Поэтому, дорогие члены церкви, не удивляйтесь, если завтра придет дядя с портфелем и законом в руках и будет доказывать вам, что вы вообще не церковь.

Комитет по делам религии требует себе в законе все новых и новых полномочий. Какие еще им нужны полномочия? Их и так уже более чем достаточно. Может, им нужны полномочия переписать Библию? Или отменить Новый Завет?

Христианские демократы организовали сопротивление

Первыми, кто выступил в защиту свободы совести и религиозных организаций, были те, кому это и положено. Еще 8 октября 2002 года партия Христианско-Народный Союз организовала в Киеве круглый стол с участием уполномоченных представителей всех ведущих украинских церквей. Результатом совещания стала резолюция, которая требует от Верховной Рады не принимать угрожающий для всех верующих закон.

Кроме того, представители церквей решили необходимым создать постоянный комитет из представителей церквей для сотрудничества с Верховной Радой.

Первый результат уже есть. Комитет по борьбе с коррупцией и организованной преступностью единогласно принял решение – новый закон «создает дополнительные условия для различных злоупотреблений и коррупционных действий со стороны должностных лиц исполнительной власти» в сфере свободы совести. Закон не прошел. Но он может пройти в следующий раз. Борьба только начинается, и хотя христианские демократы добились важной победы, расслабляться пока рано.

Февраль 2003 года,
газета "Христианский Демократ"


Украинская версия статьи: Пристрасті навколо закону

0 комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии