Партия ХХІ-го века

'Партия«Какую партию у нас ни строй – все равно получается КПСС» – мудро заметил в свое время Виктор Черномырдин. Эти слова обычно воспринимаются как нечто из сферы юмора. Российский посол в Киеве, скорее всего и сам удивился бы, но ему удалось короткой фразой сделать технологический анализ современного партийного строительства и сформулировать хирургически точный диагноз.

Армия без солдат

Современная партия существенно отличается от партий минувшего столетия. Отличается так же, как эпоха Постмодерна, в которую мы сегодня живем, отличается от эпохи Модерна 19-го и 20-го веков. Мы не будем углубляться в философию, хотя любому уважающему себя партийному боссу не мешало прочитать хотя бы парочку популярных статей на эту тему. Остановимся только на некоторых практических проявлениях.

Основными чертами партий в 19-м и 20-м веках были массовость, жесткая вертикальная структура, твердая дисциплина и четкая идеология. Обязательным условием была широкая разветвленность низовых структур – информация о целях и идеях партии должна была быть доставлена по назначению к рядовым гражданам, потенциальным рекрутам и избирателям. Поэтому необходимо было иметь партийные ячейки и своих агитаторов в каждом населенном пункте. Партийная пресса и рядовые агитаторы - члены низовых структур, играли огромную роль как средство доставки информации и распространение идей.

Информационная революция в корне изменила ситуацию. Сегодня нет никаких проблем с распространением информации. Особенно после появления Интернета. Более того, мощные СМИ начали сами перебирать на себя многие функции политических партий. Партии уже почти не нуждаются в своих же низовых структурах. Нет, конечно же, никто не отказался бы от армии бесплатных и надежных солдат партии. Но это уже невозможно. Выражение «солдат партии» давно стало явлением из прошлого – дисциплинированное пушечное мясо не то чтобы потеряло свою важность в политике, но его уже просто не существует в нашем обществе.

В прошлые столетия человек имел целостное религиозное мировоззрение. Однажды столкнувшись с той или иной идеологией, он был способен воспринять ее как другую религию. Если он принимал некие идейные установки, то переубедить его было очень трудно. Можно сказать, что он воспринимал идеологию как новую религию. Такие люди и составляли костяк любой партии в ХХ-м веке.

Сегодня на сознание избирателя каждый день обрушивается беспрерывный информационного поток. При этом как отмечают американские исследователи, повышение уровня информированности не ведет к росту уровня понимания окружающей действительности, а совсем наоборот – к понижению.

Один известный социолог отметил, что сегодня все озабочены экологическим загрязнением, в то время как уже пора говорить и об «информационном загрязнении» окружающей среды. Мозг гражданина (независимо от уровня его образования) забит обрывками бесполезной и противоречивой информации. Весьма трудно предсказать в какую комбинацию сложатся эти фрагменты и обрывки в голове у избирателя. Иногда это может быть винегрет из абсолютно несовместимых вещей.

Именно это и приводит к тому, что партиям глупо рассчитывать на преданных рядовых «солдат партии», которые имели бы настоящее идеологическое сознание, а не действовали исключительно из меркантильных интересов или сиюминутных впечатлений. Современный человек просто не способен принять какую-либо идеологию как жизненную установку. А значит, он не может быть и «солдатом партии».

Кроме того, с точки зрения социальных характеристик, классические для нас партии с жестким членством и дисциплиной – это были рабочие партии. Как отмечает Морис Дюверже в своей работе «Политические партии»: «В рабочем менталитете труда и профессиональной деятельности принято считать результатом коллективной активности, политической по своей природе – ведь реально их улучшение достигалось именно путем коллективного, обычно политического действия. Буржуазия же, средние классы, крестьянство, напротив, склонны считать работу и профессиональную жизнь частным делом, поскольку для них успех, продвижение наверх связаны, главным образом, с индивидуальными, личными усилиями (американские рабочие, кстати, разделяют эту точку зрения).

Буржуазия – будь то мелкая, средняя или крупная – мало ценит коллективное действие… в самой этой среде с трудом можно найти преданных делу руководителей, которые могли бы сделать собрания интересными; ее нравы и привычки доставляют ей совсем иные развлечения, чем эти политические кружки, столь ценимые рабочим классом; у нее есть другие способы утвердить свою социальную значимость, и она всегда сохраняет известное пренебрежение к политике, тогда как народные массы, напротив, видят в ней средство восхождения».

Сегодня когда рабочий класс исчез как организованное явление, основой партий является разного рода мелкая буржуазия и интеллигенция и как раз из этого материала наши партайгеноссе пытаются строить дисциплинированные «пролетарские партии».

Читайте также: Что такое политическая партия?

То состояние в котором находится современное общество отражается и на идеологии любой из партий. Партийная доктрина уже не является отражением идеологии в чистом виде, а синтезом (иногда беспорядочной свалкой) фрагментов из разных, иногда даже враждебных друг другу доктрин.

Поэтому ничего удивительного в том, что украинская Компартия проповедует чуть ли не православное мракобесие (в его московской версии) и частную собственность и при этом прекрасно себя чувствует. Вполне нормально и то, что «правильные идеологические» партии находятся в маргинальном состоянии.

Природа современной партии

'ПартияВсе это в корне меняет природу современной партии. Создать партию по образцу прошлого века, идеальным примером которой стала КПСС, сегодня уже просто не возможно. Отсутствует сам человеческий материал, из которого ее можно было бы строить. Ее просто не из кого и не из чего строить.

Тем не менее, наши партийные боссы как ни в чем ни бывало продолжают строить очередные КПСС по рецептам давно минувших дней, рапортуя друг другу о количестве (в десятках и сотнях тысяч) новых членов партии и все новых, вплоть до сел и хуторов низовых ячейках. А потом они удивляются – почему партия набрала на выборах в 10 раз меньше голосов, чем количество зарегистрированных партийцев, которые вроде бы и существуют и даже иногда на партсобрания ходят.

Низовые структуры – это всего лишь формальный придаток к партии и источник выкачивания финансов из представителей местной элиты, желающих попасть в местные советы. С точки зрения своей полезности, низовые структуры даже самых системно работающих и многочисленных партий ни на что не годятся. Их невозможно использовать даже для простой расклейки листовок. Любая партия вынуждена использовать наемных работников.

Сегодня партия – это, прежде всего, интеллектуальное ядро, включающее в себя идеологов, ярких личностей и финансистов. Региональные организации эффективны ровно настолько, насколько сами они повторяют, копируют это ядро на региональном уровне из местных влиятельных фигур и информационных ресурсов.

Именно здесь, в самом корне видна главная проблема украинских партий. Главным признаком болезни является зависимость партий от так называемых «политтехнологов». Попробуйте представить себе Ленина в 1917 году, который лихорадочно ищет политтехнологов и пиарщиков, чтобы те за умеренную плату организовали ему Октябрьскую революцию. Наши партии неспособны самостоятельно выполнять свою природную функцию – генерировать новые идеи и находить пути их эффективной пропаганды в массах. Стандартная украинская партия – это половой член, который «не стоит», не способен к эрекции.

Центральный аппарат вырабатывает партийный «брэнд», который был бы привлекательным для масс и соответственно – выглядящим перспективно для потенциальных спонсоров и активистов. После чего этот «брэнд» «продается» в регионы желающим использовать его для своих целей. Причем если «брэнд» действительно перспективен, то продается в прямом смысле этого слова. В регионах иногда происходят открытые конфликты за право использовать такую «вывеску».

Безусловно, наиболее успешным «брэндом» является продукт интеллектуального ядра БЮТ. И как раз на его примере все это заметно очень ярко. В 2005 году перед парламентскими выборами в СМИ прогремел ряд скандалов – телеканалы показали даже пикетирование Кабмина (возглавляемого тогда Юлией Тимошенко) членами ее же собственной партии «Батькивщина». В Интернете тогда публиковалась информация о том, что например, то ли в Днепропетровской, то ли во Львовской области новое руководство БЮТ купило в Киеве право представлять блок на региональном уровне за 300 тыс. долларов, а старые отработанные кадры были вышвырнуты из партии и теперь пикетируют офис Юлии Тимошенко. Никаких доказательств тому приведено не было, и возможно, что это неправда. Но это абсолютно нормальное явление. Нам здесь не важно - правда это или нет? Важно то, что в этом нет ничего ненормального.

Партия Регионов – партия ХХІ-го века?

Украинским партиям стоило бы присмотреться к американском способу построения партии. В США нет привычных нам партий с вертикальной общенациональной структурой. Сами американцы иногда говорят, что у них нет Республиканской (или другой) партии, а у них есть 50 республиканских партий (по количеству штатов). Здесь нет и привычного для нас членства в партии – с анкетами, партбилетами и взносами.

Они состоят из так называемых «комитетов», которые правильнее было бы назвать «клубами». Границы территории на которой действуют комитеты совпадают с границами избирательных округов. Чтобы объяснить суть американской партийной структуры не нужно выдумывать велосипед, а стоит процитировать уже классическую книгу Мориса Дюверже:

«Комитет отличается прежде всего своим закрытым характером. Он невелик по численности и не стремится ее увеличить. Он не ведет никакой пропаганды с целью привлечь пополнение. Он, кстати, вообще не занимается членами партии в настоящем смысле этого слова, ибо комитет – это ограниченная и закрытая группа; в нее не может войти всякий, кто пожелает. Его сила – не в количестве членов, но в их качестве. Это небольшие группы людей, личное влияние которых несопоставимо с их числом…
Активность комитета носит циклический характер: она достигает максимума в период выборов и значительно снижается в перерывах между ними. Это не случайное объединение, созданное на одну избирательную кампанию и исчезающее вместе с ней; но все же это и не постоянный институт, подобный современным партиям которые никогда не прекращают агитации и пропаганды….
Американские партии – это «федерации комитетов»…

Американские партии прежде всего – избирательные машины… они не носят характера идеологических группировок: каждая из них объединяет людей самых различных взглядов и весьма различного социального положения на всей огромной территории США. Речь идет в основном о технологических командах специалистов по завоеванию голосов и административных постов».

Нетрудно заметить, что наиболее успешные украинские партии весьма приближаются к этому описанию. Особенно это заметно на примере Партии Регионов, которая как раз и является федерацией клубов региональной элиты. Официальная партийная структура регионалов носит декоративный характер и существует только потому, что этого требует законодательство. В отличие от БЮТ, это именно элита авторитета, тогда как в Блоке Тимошенко – это прежде всего специалисты выборных технологий. В БЮТ-е также множество представителей крупного капитала, но эти люди не имеют авторитета в массах. Реальная сила Партии Регионов – это неформальные клубы местных авторитетных промышленников, которые и обеспечивают партии результат на выборах. А сила БЮТ – мощный технологический центр, подкрепленный финансами.

Здесь, правда, можно было бы поспорить – является ли такая «партия американского типа» партией ХХІ-го или наоборот – ХІХ-го века? Ведь американские партии считались архаическими по сравнению c классовыми европейскими партиями. Но в современном обществе с современным человеческим материалом, о котором мы уже говорили «последние стали первыми». Классические идеологические партии не имеют опоры в обществе. Некоторые перспективы имеют только христианские политические движения, социальная база которых даже имеет тенденции к росту.

Пиарщики и философы

Все то, что было описано выше нельзя расценивать с точки зрения – «хорошо это или плохо?» Украина стала грандиозным полигоном политических и социальных экспериментов – именно здесь отрабатываются сценарии и технологии постмодернистского будущего. У нас в государстве разрушены основы всякой легитимности, смешались и потеряли свое значение любые политические смыслы. Само государство выполняет не столько роль гаранта стабильности, сколько наоборот – роль источника нестабильности.

Политическая партия должна сама определять свою роль в этой ситуации. Наиболее простой путь – это простая интуиция, которая позволяет наиболее ярким политикам удерживаться на гребне волны. Плюс – умелая реклама, которая ничем не отличается от продвижения на рынок йогурта и стиральных машин. Проблема в том, что такой путь позволяет захватить власть, но сама власть не становится более адекватной и вменяемой.

С философией можно бороться только с помощью самой философии. Этот хаос нельзя победить, но его можно возглавить. Для того чтобы сделать хаос упорядоченным и направить его в полезное для нас русло, его необходимо осмыслить с точки зрения философии. Украинская государственность и политика до сих пор не состоялись потому, что в них отсутствует элемент политической философии. Западные политические и экономические стратегии создаются не проходимцами-«политтехнологами», а философами.

Несколько лет назад в газете «Зеркало Недели» группа авторов опубликовала статью «Новое поколение выбирает Лемурию», посвященную как раз этой проблеме. Некоторые ее фрагменты заслуживают того, что бы их процитировать: «Именно философы разрабатывали проекты государственного устройства тех стран, которые сегодня являются для нас политическими ориентирами, — так, к примеру, у истоков американской конституции стояли философы Джефферсон и Торо. Влияние философии на социальную сферу не уменьшилось с течением времени. Вот лишь несколько имен: Бьюкенен, который разработал философскую концепцию мегатрендов, оказавшую огромное влияние на современную политику; философ и политолог Френсис Фукуяма, консультирующий многих очень известных и влиятельных политических деятелей США и Европы….

В современных экономических условиях — нестабильности и нелинейности развития — роль философии только возросла. Вице-президент концерна «Фольксваген» Кристиан Шнайдер сделал такое красноречивое признание: «Вначале мы обращались за аналитическими услугами в области маркетинговых стратегий к экспертам — экономистам и социологам. Но вскоре выяснилось, что эффективность их прогнозов и рекомендаций оказалась достаточно невысокой. Стало очевидным, что быстро меняющиеся условия современного рынка требуют более глобального, неординарного мышления. Тогда мы обратились за помощью к философам и, как подтвердилось впоследствии, не ошиблись». … Выпускники философских факультетов никогда не пополняют ряды безработных — их охотно принимают на работу не только в бизнес-корпорации и концерны, но и такие организации, как… Пентагон, в котором работают большинство выпускников-философов Чикагского и Калифорнийского университетов».

Цель данной статьи - обозначить некоторые ключевые проблемы, которые не позволяют сформировать в Украине эффективную внутреннюю политику. Тема партийного строительства выбрана не случайно. Политические партии являются основными каналами для формирования политической элиты. Эта элита, как и креативные политические философы не появятся за один день. Но их вообще не будет никогда, если партии будут строиться по заведомо безграмотным чертежам.

6 комментариев

WATERMELON 1 апреля 2010 03:23
Классно пишете. С удовольствием читаю Ваши статьи.
SergeS 8 августа 2010 16:58
Дуже цікаво написано! Щось в цьому дійсно є!
кто-то 27 августа 2010 12:39
Если рассуждать далее, то необходима конкретизация. Возможен ли сегодня в Украине "философ" - и были ли они здесь когда-либо? Если отойти от школьных представлений о Сковороде, то не очень-то. Но дело не в истории. Философы не растут в огороде. Есть реальное сложившееся историческое пространство Украны с конкретными именами, судьбами, точками зрения. Есть реальное действие в этом пространстве конкретных же субьектов - личностей и организаций. Об этом у нас никто не говорит. Гуманитарная политика начинается в области философских кадров. Это - мозги той, рыбы, у которой гниет голова. Посмотрите, что происходило в философском и социологическом пространстве - кто сегодня работает в Институте философии и чем заняты, кто на философских факультетах (раньше он был один в КГУ), во что превратилась эта альма-матер украинских философов.
Ханна 22 мая 2011 16:30
спасибо за помощь в подготовке к урокам обществознания
Роман Волконовский 5 октября 2011 16:10
Да, полезная информация
Людмила 28 января 2012 21:26
Біда Українців в тому, що сьогодні жидомасони осідлали майже всі політичні партії, які стали їх обслугою Звідси й результат. Потрібно визнати, що влада в Україні українцям вже не належить.
Партія Регіонів-це масонський проект випуску 1997р. А щоб народу нікуди було податись, окрім них, було придумано запасні жидівські пастки: Батьківщина та Наша Україна. Сьогодні до проекту для того, щоб виключити можливість альтернативи, залучені ще два проекти: Фронт змін Яценюка та «УДАР» Кличка, які теж находяться під повним масонським контролем.

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии