1978, часть 3-я


Заметки Антигероя

К предыдущей главе: 1978, часть 2-я

Наступает день отъезда и на прощание Жучок выступает тренером в спортивно-питейной забаве, развивающей навыки психоанализа и умения пропустить через организм максимальное количество спиртного, но не потерять при этом скорости передвижения. Речь идет в банальнейшем ресторанном «свале», то есть неоплате за выпитое и съеденное.

Этично ли это? Вряд ли. Морально? Сомнительно. Хотя какая, к черту, мораль если мы говорим о сословии официантов, то бишь «халдеев» и «кендюков».

В то время это была не профессия, а образ жизни и особое мышление. В общем, состояние души. Сборная союзная солянка из этой братии, с началом курортного сезона, растекалась по побережью и при расчетах с транзитными посетителями не церемонилась. Приговоры (ресторанные счета) с их подачи обрастали дополнительными тяжелыми статьями, удваивались, а зачастую утраивались.

Акция мести должна была пройти под знаменем Югославии. Граждане этой федерации достраивали в Ялте гостиничный комплекс и в городе пользовались понятной популярностью.

Косить под «южков», общаясь с халдеями, милое дело. Вот и этот зафраченный подавальщик (явно захмеленный) заметался по ретро залу «Тавриды» с рвением присущим лишь коллегам из мира чистогана. А глазенки то, глазенки!

Услужливо и подобострастно разливая марочные «Енисели» (мы идем ва-банк), вкрадчиво интересуется «девизой», «формарками» и «гумой за жваканье» [40].

– Свэ имам! – пыхтит некурящий Жучок, припасенной к случаю сигариллой. Окрыленный жонглер подноса тащит все лучшее. Незаветренное рыбное ассорти, икорные порционки и осточертевших цыплят по-крымски. Заказав на десерт ликер и фрукты-мороженное, выходим освежиться, прихватив с администраторского стола объемистый букет роз.

Подобным образом, за вечер, препарируются еще четыре заведения. Но это уже спортивный азарт, мы явно переоценили возможности желудков.

«На посошок», крайне отяжелевшие, карабкаемся на веранду припортового кабака с которой открывается дивная ночная марина. Буфет уже закрыт, но магический сербохорватский матерок откупоривает заветное оконце.

Молниеносно нарисовывается парочка шлюх.

– Здраво елые, како стэ!

Опять тягомотина про жвачку, джинсы и секс услуги за пятьдесят германских марок. Белоснежные мореманы за соседним столом, явно со сверкающего окнами круизного монстра, прислушиваются и ухоженная тетка из компании не выдерживает:

– Если вы, девушки, не оставите в покое наших туристов, ночевать будете в милиции.

Падшие начинают оправдываться, в меру огрызаться и тут берет слово Жучок:

– Мы то вообще с Тамбовщины, семейные люди, не можем понять, что от нас хотят!

Под бурные аплодисменты присутствующих, занавес падает и мы, победно надувшись, отправляемся восстанавливать силы.

Изгаляться в подобных воспоминаниях можно бесконечно, но чувство меры указывает на тормоз. Надо признаться, что столь звенящего восторга от полноты бытия и обманчиво беззаботного счастья позднее на крымском побережье, увы, не возникнут. Будут, конечно, другие радости и безобразия, но уже выверенные и рутинные. Уйдет шмурдячная спонтанность и непредсказуемость, а это романтике не способствует. Виновата ли возрастная биология? Ясно, что без нее не обошлось, но попробуем разобраться о привлекательности Крыма для нынешнего поколения юных гуляк. При этом опустим мокродельную эпоху дерибана девяностых на полуострове.

Ежегодный музыкальный сейшен в Коктебеле хотя бы проходит с душком декаданса прошлых творческих тусовок. Правда, с недавнего времени, оттяжка стала платной. Вряд ли пафосно раздувшаяся, подобно суринамской жабе, современная Ялта, с заоблачными ценами и рыночными отношениями между полами, сменившими бескорыстный курортный адюльтер, интересна желающим слить излишки молодого тестостерона. Сомневаюсь, что в ближайшее десятилетие пляжи, с плющащими пловцов скутерами, станут чище и весь ненавязчивый сервис станет доступным рядовому обывателю, а частным яхтам, которым легче обойти мыс Горн, чем чинуш от маринистики, разрешат швартоваться в родных крымских водах.

Впрочем вольному, воля. Пожелаем участникам лохотронного карнавала тщеславия удачи, а сами продолжим осваивать побережья Средиземноморья и Адриатики.

Читать дальше: 1981

Примечания:

40. Бундес марки, джинсы, жевательная резинка.

0 комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии