А.С.Д. в Google News - натисніть Підписатися

Андрей Парубий: На «последней баррикаде» невозможно стоять в сторонке с «особым мнением»

'АндрейНА «ПОСЛЕДНЕЙ БАРРИКАДЕ» НЕВОЗМОЖНО СТОЯТЬ В СТОРОНКЕ С «ОСОБЫМ МНЕНИЕМ»

Андрей Парубий – один из немногих украинских политиков, не боящийся «прямого действия» как на улице, так и в Верховной Раде. В последний раз, вся Украина смогла убедиться в этом 27 апреля, когда парламент в тумане дымовых шашек принимал решение о ратификации скандальных харьковских договоренностей Януковича-Медведева о судьбе Севастополя.

Национал-демократия в течении одного года потерпела два подряд поражения – сначала на президентских, а потом и местных выборах. Украинцы устали от упитанных «бизнесовых» демократов и «профессиональных украинцев». Именно это подтвердил и успех и ВО «Свобода» Олега Тягныбока, сумевшего сформулировать лозунги, оказавшиеся успешными в масштабе одного Галицкого региона.

Сумеют ли большие демократические партии перестроиться и сформулировать новые идеи уже для всей Украины? Ответ на этот вопрос вряд ли стоит искать у вождей уже приведших свои партии к поражению. Выбор Андрея Парубия как нашего собеседника был сделан не только потому, что он является одним из новых лидеров «Нашей Украины», задекларировавшей курс на кадровое и идейное обновление, но и как одного из немногих идейных представителей Верховной рады, давно уже превратившейся в бизнес-клуб для нашей «элиты».

- Андрей, как Вы оцениваете результаты прошедших местных выборов?

- Скажем так: радикально не удовлетворен общим результатом «патриотических правых сил». Политтехнологи Партии регионов весьма успешно выявили, показали и использовали наиболее слабые психологические стороны сегодняшней оппозиции. Вовремя приняли «новое избирательное законодательство» со смешанной системой выборов и возможностью индивидуальной инициативы по мажоритарным округам.

Желание «индивидуально выдвинуться» по мажоритарному округу подрывало все возможные партийные договоренности демократов по координации действий. Если от партии идет выдвиженец по мажоритарному округу, то как же ей не зарегистрироваться в процедуре выборов по партийным спискам? Отсюда по 40-45 субъектов избирательного процесса в областные советы западных областей. Где уж тут до сознательного и разумного выбора. Стихийная группа несогласных ничего не смогла противопоставить организованной провластной силе с административным ресурсом.

- Как вы оцениваете способность нынешней национально-сознательной оппозиции отстоять что-либо? Способна ли она противостоять власти, приобретающей все более монолитные очертания?

- Вынужден констатировать, что реальные оппозиционные силы пребывают в очень плохом состоянии. Сегодня активное гражданское общество объединяется вокруг повседневных жизненных реалий: оно протестует против налогового кодекса, а не записывается в политические партии по интересам. Именно в таком направлении будет происходить структуризация новой оппозиции. По проблемам, одинаково интересным и «востоку», и «западу». Однако, если были бы назначены парламентские выборы на весну 2011 года, мы снова пришли бы к ним без единого мнения.

Не сильно исправит ситуацию и вариант выборов в 2012 году. Причем дело здесь уже не столько в усмирении личных амбиций, сколько в обновлении политической культуры. Ведь на сегодня правый лагерь пребывает в состоянии не только позиционного, но и определенного идейного кризиса. Чтобы все это преодолеть, мало простого призыва: «Давайте объединяться!», необходимо еще выйти за пределы старого формального клише «государственный язык», «российский флот», «угроза с востока». Необходимо, чтобы партии, желающие объединиться вокруг правых ценностей, сами по себе были в «хорошей политической форме». Они должны пополниться свежими людьми, а внутри них должны образоваться «социальные лифты», которые позволят этим людям выбиться в лидеры. В новых идеях должны рациональным образом соединиться естественные социальные и духовные потребности людей. В определенной степени, случайно так произошло на «майдане» 2004 года. Затем все это было в конец испорчено при помощи политтехнологий.

Сегодняшним ярким проявлением естественных социальных потребностей общества стали акции предпринимателей против принятия Налогового кодекса. Принципиальное условие их стихийных организаторов – «ни одного партийного флага какой-либо политической партии». Таков показательный итог использования предыдущих продажных политтехнологий. Однако именно предприниматели - наши ближайшие политические союзники по «патриотическому лагерю», ведь им здесь жить и работать. По мере выздоровления от прошлых «властных амбиций» жизнь заставит вернуться к «народному» политическому опыту. «Наша Украина» свою часть подобного пути постепенно проходит. Можете посмотреть обновленный состав политсовета.

- Проходит настолько успешно, что в скором времени столкнется на одном политическом поле со «Свободой» Олега Тягнибока?

- Я бы оценил это так: происходит честная политическая конкуренция на поле общественных интересов. По многим вопросам у нас наблюдается совпадение взглядов, по некоторым – жесткое отторжение. Закономерно было бы пожелать - «пусть победит сильнейший». Пусть каждая из партий развитием своей структуры и подбором сторонников докажет свое превосходство.

- Что делать дальше?

- Строить нормальную европейскую политическую культуру. В ней не является трагедией, если партия проиграла. Никто не начинает новый проект с нуля, если предыдущий оказался не вполне успешным. Там партиям по сто лет. Там давно никто ничего не понимал бы в области идеологий, если бы партии менялись от выборов к выборам.

Не знаю, насколько мы в реальности дозрели до подобной политической практики, но по-моему мнению, нам пора делать более динамичные партийные проекты. С возможной сменой партийных лидеров, тактики и стратегии. Даже некоторых программных принципов, если они не оправдали ожиданий. Должна появляться новая эффективная команда, которая приведет исходный проект к успеху, а не перебежит в новый. Сказать честно, насколько эти принципы приживутся для Украины – не знаю, однако готов всемерно приобщиться к тому, чтобы европейская практика получила свое развитие в Украине.

- После всех событий последнего времени вы по-прежнему оцениваете свою политическую нишу как национал-демократия?

- Национал-демократия – это на самом деле достаточно широкое понятие, которое с каждым годом к тому же становится все шире и шире в результате переплетения между собой классических идеологий. Национал-демократия становится все более условным термином. К ней начинают себя относить и консерваторы, и либералы, сторонники жесткой административной линии или народного вече.

Поэтому в украинском измерении я бы определил национал-демократию как проукраинскую политическую силу, которая видит Украину как самодостаточную сильную державу с европейским вектором развития. С точки зрения идеологии - это, безусловно, правая сила. Поэтому исчерпывающая полная формулировка может звучать так: «патриотический правый лагерь». В таком понимании я к нему всегда принадлежал, и сейчас не отрекаюсь.

- В одном из своих недавних интервью в ответ на провокационный вопрос вы сказали, что лозунг «Геть від Москви!» больше не может быть «цивилизационным выбором нации» и сформулировали следующие ценности «правой идеи»: национальная идентичность, европейский выбор, историческая память, традиционные христианские ценности. Но могут ли эти новые ценности повести за собой? Идея европейского выбора в этой формулировке в чем-то аналогична обывательскому «хочу хорошо жить!»: сосед хорошо живет, поэтому хочу к нему присоединиться… С такими намерениями не построить стойкую политическую линию. С такими идеями не идут на борьбу…

- Важно начать с того, что мои соображения по поводу тактики «Геть від Москви!» были тогда приведены не полностью. Ответ на самом деле начинается с того, что это тактика пассивной обороны: забраться в схрон и отгородиться от внешнего мира. Сегодня, когда украинское государство уже существует, привычный оборонительный патриотизм малоперспективен, потому что ущербен по своей сути. Извечная позиция «нас бьют – а мы защищаемся» грозит самоизоляцией в гетто: региональном или еще каком-либо.
При этом я считал и считаю, что наибольшую опасность для Украины составляет именно Российская Федерация. Точнее - политическое руководство сегодняшнего Кремля, которое системно ведет против нас экономические, энергетические, идеологические войны, а то и просто экспансию на территорию Украины. В ответ на это наш современный патриотизм должен перейти от защитной риторики к тактике пропаганды и развития украинского мира. Нам предстоит найти идеи, которые одинаковым образом вдохновят людей в Донецке, в Крыму и во Львове.

На самом деле все это не так уж недостижимо. Достаточно вспомнить Тузлу, когда сам крымчанин Куницын внезапно одел камуфляж и наравне со всеми кричал: «Не пустим Москву на нашу территорию!». На чистом русском языке, и в окружении таких же, как он. На тот момент в Донецке молодые ребята готовы были записываться добровольцами идти защищать Украину. Где-то здесь и стоит поискать объединяющую идею: в боях Кличко, на матчах футбольной сборной Украины. Подобные события рождают невиданной силы энергетический потенциал и одинаково вдохновляют разные регионы Украины.

Еще стоит вспомнить, что во всех наших регионах люди хотели бы жить в большой сильной европейской стране. На этой основе Украине стоит попытаться стать региональным лидером, который объединит, условно говоря, интересы Прибалтики, Польшу, Грузию… Быть лидером ГУАМ или балто-черноморско-каспийского пространства и выступать самодостаточной силой. Подобные союзы в энергетике, транспортных потоках, миграции сейчас стихийно рождаются даже при нашей пассивной позиции. Можно себе представить, что будет, если в этих процессах определится достойный лидер…

Теперь что касается национальной идеи. Она всегда существует, и во всех государствах называется одинаково – национальный интерес. Все более глобальные мировые идеологии вполне можно расценивать лишь его прикрытием. Либеральные идеи Соединенных Штатов Америки всегда поддерживали базовые ценности своих граждан: безопасность, благополучие, высокий уровень жизни. Вне зависимости от того, в какой точке мира и какими средствами они «реализовывались» и «поддерживались».

Любая современная идеология любой национальной партии в любой стране мира начинается и заканчивается словами «национальный интерес», который направлен на то, чтобы сделать свою державу более конкурентоспособной, более сильной, более независимой, чем другие. Со все большим скепсисом я взираю на «глобальные политические процессы», которые в каждой стране все равно получают свои существенные особенности. Очень сложно сравнивать коммунизм в Китае и Камбодже. Точно так же отличается либеральная идея в американском и европейском понимании. Любая национальная общность порождает свой взгляд на мир, и никакая универсальная теория не может быть сильнее. Глобальная политическая практика практически ничто, по сравнению со взглядами конкретной национальной общности, которая создала державу. Соответственно, наши лозунги стоит сначала поискать внутри нашей общины и ее интересов. И лишь потом, может быть, подвести под это необходимую базу «всеобщих политических ценностей».

- В этом понимании следующий бастион национальных интересов, который «патриотические правые силы» будут отстаивать всеми возможными методами, - это закон о языках?

- Очевидно.

- А не слишком ли сужается понимание национальных ценностей? Почему, например, в этот перечень не включается национальная валюта? Ведь именно после ее падения сначала в 100 раз (1993), потом в три раза (1998), а потом еще в два раза (2008) многие перестали ощущать себя полноправными гражданами, а стали «постоянными жителями территории» (в тяжело принимаемом сейчас налоговом кодексе по этому поводу даже есть специальное понятие - резидент страны местопребывания).


- Национальная валюта – не меньшее достояние суверенной державы, чем все, перечисленное выше. Это один из пяти признаков существования государства и явный индикатор уважения друг к другу. Но есть одна особенность: курс национальной валюты не является политическим понятием. Если бы решение по этому поводу принималось голосованием в парламенте, то противостояние было бы не меньшим, чем по Черноморскому флоту.

Мы с одинаковой настойчивостью готовы отстаивать все вопросы, касающиеся экономической, социальной, налоговой политики. Однако стоимость валюты – это сводный результат предыдущих правильных и неправильных действий. Значит какие-то решения не смогли отстоять в должной мере. Для того, чтобы держава во всех своих отношениях была сильной, для нее в одинаковой мере важны и справедливый налоговый кодекс, и трудовой кодекс, и свобода использования языка, и отсутствие войск иностранных государств на своей территории. Мы не склонны распределять все это по рейтингу важности.

- Как вы оцениваете уровень личного доверия со своими политическими партнерами? Вы решительный человек, поэтому вас неоднократно подталкивали на передний край борьбы, а потом тихонько наблюдали со стороны, чем же все это закончится. Это касается и «решения проблемного вопроса с депутатом Ляшко» в студии Савика Шустера, и попытки оппозиции выступить в Раде против ратификации соглашений по Черноморскому флоту… Последнее для Вас и Юрия Грымчака привело к делу в прокуратуре...

- С сожалением должен отметить, что после подобных акций «групповой солидарности» с неоднозначным поведением участников наблюдается явный процесс политического отчуждения. Состоит он в том, что при постановке следующего не менее острого вопроса сопротивление будет организовано уже более мелкими групками, внутри которых все более-менее доверяют друг другу. Это не значит, что уменьшится общий состав участников. Но это означает, что их действия станут менее организованными, более спонтанными и рассредоточенными «по центрам инициативы», где каждый отстаивает в первую очередь свои интересы. Результат коллективного протеста становится в этом случае еще менее предсказуем. Достаточно посмотреть на сегодняшнее поведение предпринимателей на акциях против Налогового кодекса.

На «последней баррикаде» все должны быть или «за», или «против». Там невозможно постоять в сторонке со своим «особым мнением». И в этом мое наибольшее сожаление по поводу сегодняшнего оппозиционного единства.

4 коментарій

Альф 23 ноября 2010 11:36

Цікаве інтерв'ю.

Але все ж таки - як націонал-демократія дішла до такого стану? Чи була вона взагалі "національною"? Ось в чому є великий сумнів

Франківець 23 ноября 2010 21:22

Андрій щось супер-політкоректний :)

Але думаю, що Наша Україна теж не дуже рахувалась з партнерам по дем. лагерю? Ну так. якщо чесно.

Педро-де-Жидомир 24 ноября 2010 14:27
В свое время когда после Майдана пытались создать единую партию, то и надо было всем "демократасм" вступать в единую "Нашу Украину". И там бороться за чистоту идеи

Так нет, каждый хотел быть мелким "вождиком" в своей диванной партии - Рухе, УНП и всяких "защитниках отчества" и "европейских партиях"
Ден 28 ноября 2010 16:18
Наша Україна має шанс вижити. Але як позбавитись від всіх цих "любих друзів"?
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии