Актрисуля


Заметки Антигероя

К предыдущей главе: 2011, часть 4-я

Я любил и женщин и проказы:
Что ни день, то новая была, – И ходили устные рассказы
Про мои любовные дела
В. Высоцкий


Актрисуляоги у чертовки были хороши. В меру развитые икроножные и аристократически тонкие щиколотки. Эффект усиливали клешированная мини юбка и энергичное вращение мускулюс попкулюс. Явление выпорхнуло из аудиторий театрального института и заносчиво вздернув носик из под аккуратной челочки, начало прорезать вечернюю толпу. Она, без пяти минут актриса и звезда, просто обязана покорять, властвовать и восхищать! Таких гордячек необходимо брать в оборот «с лету», обламывать, применяя шоковую терапию и он это давно усвоил. Импровизируя гаркнуть:

– Как посмела напялить мини на такие кривули?
– Я? У меня? Кривые ноги!!! Да как вы смеете!!!

Словом по слову, хреном по столбу и недотрога из вуза им. Карпенко-Карого на поводке его красноречия. Применены навыки удава, парализующего замершего грызуна. Уличный юморок и хохмы, сдобренные удачно вставленным матерком, а главное, имитация полной незаинтересованности к объекту. Такой себе «чёс» скуки ради. Подобная раскованность пришла к нему не сразу. Не комплексуя перед музами искусств, он твердо усвоил, что длинная прелюдия, пережигает вожделение.

Это знание подарила соседка – рыжеальбиносистая балерина, а может просто танцюристка мюзик-холла, в нюансы никто не вникал. Балетоманом он не был, но женщины из этой среды еще не перепадали и спортивно-коллекционный интерес к прямой осанке и профессионально вывернутым голеностопам, можно понять.

Её пришлось выгуливать около месяца, прежде чем удостоиться чести быть приглашенным в будуар. Но где взять это самое либидо, когда наконец-то снизошедшая к страданиям дева, становится в балетную позицию number 1, обольстительно приспускает пеньюар и обнажает стройную спину, обсыпанную, нет не модным на сегодня татуажем, а бурым веснущяком. С контуром Североамериканского континента. Он со школьной скамьи увлекался географией и в столь пикантный момент, предпочел отыскать на этой карте город Цинциннати. Затем, сославшись на недержание урины, попросту сбежать. Ну и какого было тратиться на кино-мороженое. Хорошо до букетов дело не дошло.

Сейчас, будущая инженю максимально подключает фигуру и по инерции еще хорохорится. Сыпет именами маститых режиссеров, естественно ползающих у ее ног в домогательствах и восхищающихся её талантищем.

– Надеюсь, вы проводите меня?

Пускать слюни под парадным, он не мальчик, увольте, это наверняка поломает весь план обольщения. Дать денег на такси не жалко, но это тоже не предусмотрено стратегией. А вот и неоновый логотип подземки.

– На метро, девочка, на метро!

Та вспыхивает, во взгляде почти ненависть (отлично, так и до любви недалече), но желание взять реванш, посильнее обиды. На листике из девичьего блокнота, нервно царапается адрес и звучит категоричное:

– Завтра, к семи, у меня!

Он прекрасно знал эти три шестнадцатиэтажки, на набережной киевской Венеции, а проще, жилмассива Русановка. Они были увенчаны, легко читаемыми с правого берега Днепра, слоганом из огромных букв ЛЕНИН-ПАРТИЯ-НАРОД. Под этим, казалось святым, для каждого советского человека понятием проживало немало приятно-уступчивых девчонок.

Например, в «Народе» была прописана луноликая Валентина, по прозвищу «Буцефал». Абрис её патологически сексуальной фигуры был промежуточен между гитарой испанкой и виолончелью, хотя было ясно, что не за горами форма контрабаса. Дочь прокурора, но не персонаж из тюремных романов. Её мама носила реальную форму старшего советника юстиции и отдавала все силы на благородном поприще борьбы с теми, кто мешал нам жить. Папы, сама собой, не было и Вале была предоставлена полная свобода. Потерять с Буцефалом мужскую девственность и познать тайны сношений между полами было самое то, но появляться с ней на людях он, по молодости, стеснялся. Уж чересчур вызывающи были задне-передние выпуклости.

В «Ленине» жила блондинистая Татка, хорошая художница и добрячка, из весьма ценной категории женщины-товарища. В её однокомнатной квартире, на душевных светских раутах, всегда был шанс выдернуть свежую раскованную интеллектуалочку из богемно-журналистской братии.

Сейчас, с трехзвездочным «Араратом» во внутреннем кармане, он стоит перед домом «Партия». Адрес указывает именно на него. В нем пока бывать не пришлось, ну ничего, лихо беде начало.

– А вот и вы, а я заждалась! – жеманится, открывшая дверь, вертихвостка, «деланной» интонацией явно играя на чужие уши.

В прихожей два фотопортрета. Ему знакомы эти лица, но почему не дать шанс хозяйке повыеживаться и проявить превосходство. Легкий щипок за прелестный задок и вопрос:

– Что за родственнички?
– Это же Беккет и Ионеско [58], мои божества, не знать их просто неприлично.

Съехидничав, что учиться лицедейству больше приличествует по Станиславскому, чем на абсурдистах, проследовал в апартаменты.

Сюрприз был предсказуем, но домашняя заготовка превзошла все ожидания. За столом сидело шестеро бородачей, снобистски цедящих из рюмок мензурок, атрибут красивой жизни – алкогольный напиток CHINZANO. Ему всегда был ненавистен этот тип непризнанного гения, сально-перхотного интеллектуала-всезнайки, прячущего за диоптриями, всколоченными космами, нечесаной «метлой» под «Карлу Марло» и апломбом, собственную ущербность и закомплексованность. Гости, участники смоделированного хозяйкой конкурса самцов, играли духовную элиту, ожидая обещанный индийский кофе-растворняк, внимали музыкальному барокко и ощутимо подванивали сырком «камамбер». Он не стал представляться и вписываться в это кодло, молча и по хозяйски выбрал стакан из серванта, рухнул в кресло в противоположном углу, где начал лениво перелистывать подшивку журнала «Театр и Кино», трехлетней свежести. Прихлебывая принесенный с собой коньяк, не реагируя на очень недобрые взгляды заумных соискателей конкурентов.

А уж те изгалялись в красноречии, в меру своих способностей. Каскадами, нет, водопадами, струились дифирамбы и комплименты хозяйке дома. Её неземной красоте, незаурядному таланту, божественной ауре и прочему, прочему, прочему.

Хоть рюмки были микроскопичны, литровая емкость вермута была всего одна. С ей опустошением, поток витиеватых тостов иссяк, а сбегать за добавкой в ближайший гастроном, добровольца не нашлось. Кавказский размах марксистами-талмудистами предусмотрен не был и начался «умняк» об эстетике Сартра, дадаизме и прочей чуши. При этом, боковым зрением, отслеживая реакцию, а заодно и уровень в коньячной бутылке у сидящего в кресле одиночки.

Разрумянившаяся было от комплиманов муза, явно загорюнилась, начала откровенно позевывать и бросать недвусмысленные взгляды на индифферентного антиэстета. Это было замечено и один, в образе Добролюбова умник, не выдержал:

– Кто вы вообще, такой? Сидите молча, пьете сами, чем дышите и как живете?
– Из ЖЭКа я, ассенизатор, живу рядом, в данный момент дышу фекалиями, за коими обязан приглядывать в силу выбранной профессии.
–!!!

Концовка приема была скомкана и гости засобирались на выход. Книксены и лобзания, реверансы и обслюнявливание предплечий.

– Мы уходим, а что же вы? – из прихожей выглянула чья-то проплешина, обметенная остатками удлиненной курчавости.
– Утверждать, что знакомство было приятным, не стану. Тем, не менее творческих успехов вам, а мне счастливо остаться, – с этим напутствием он захлопнул дверь за ошарашенными, такой наглостью выпендрежниками. Хихикающая и весьма довольная таким оборотом актрисуля, посчитала делом чести взять в свои руки сексинициативу, а он предпочел не сопротивляться.

Утром, после жидкого кофейка без сахара, он поспешил «настроить лыжи». Особой новизны и остроты он не познал. Да, прав был старина Бернс, в своем четверостишии уравнявший сиятельную леди с Джуди О’Греди. А если вспомнить излишнюю потливость партнерши…

Через год, он случайно узнал, что жеманница убыла блистать в одну из республик Балтии. В театр Риги, а может Вильнюса, выйдя замуж за тамошнего, очень модного режиссера. Имя которого ему ни о чем не говорило. Он всегда был далек от жизни Мельпомены.

Читать дальше: Две свадьбы

Примечания:

58. Одни из создателей театра абсурда.

0 комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии