Детский сад, часть 2-я


Заметки Антигероя

К предыдущей главе: Детский сад, часть 1-я

Гул из соседней комнаты соответствовал средней шкале опьянения. Сдвинутые столики детских трапез, растерзанный набор праздничных деревенских «наїдків», груды шоколадных «мишек» и «белочек». Явно из детского рациона. Энное количество «самограя», разлитого по бутылям заграничных брендов. Они насчитали девять румяно-расфуфыренных жлобих и хмурого мужичонку при тощих усиках и повязанной шелковым бантом (!!!) гитаре.

Немая сцена из «Ревизора»…

– Ой музчины, проходить пожалуйста, сидайте – выпрямилась длинной жердью «новорожденная» – простить, утку вжэ зьилы.

Присели, «накатили», повторили. Светская беседа как-то не задавалась. Да и о чем «базлать» с няньками и поварихами? Непривычную скованность следовало загнать в сиреневый туман и для этого сократить паузы между стограммовыми стопарями.

– Вотрем?
– Вотрем!

Возликовавшие было «дивчата» недоумевали. Ну и «залицяльники»! Хихикают о своем, чокаются друг с дружкой и к общей «гопе» не примыкают. Даже лежащая в позе мальтийского креста кукольная собачка (на сэли такых нема) на все сюсюканья угрожающе рычит. Уже жалостливо отвыли песнь о бродячих артистах (аккомпанемент расстроенная семи струнка) и аккапельно сельские «спивы», а те знай себе выпивают.

– Вотрем?
– Вотрем!

Одна из милых пейзанок (вроде лидера) пытается интересничать:

– Ото мы по путевке у Грузию издылы и там такэ, такэ трапылось!
– И что же?
– Поймыте правыльно, я сама девушка честная (!!!), а тут якысь грузын мэнэ осквэрныв!
– Это как же?
– Вин мэнэ вщипнув ныжче спыны, ось тут – указывается место на танковом крупе– тут!

Ученый химик задумчивым, профессорским жестом поправляет оправу своих линз:

– А вот я в Кишеневе был, так там за столом братья поссорились и знаете что они сделали?
– Ни, а що?
– Испустили голубой дымок! Вот так!

Спорый сброс фасонистых брючат, обнажение худосочных ягодиц, разворот к аудитории, грохот непристойного залпа.

– Вот так!

С этого момента стартуют безобразия и бабуины вырываются из клеток. Плывут «голубые дымки», газируется уриной кастрюля с плавающими дольками лимона – Хлопци що вы робытэ! Цэ ж напиток на утро! – разбивается о стену гитара, выкидывается с лестницы жидкоусый бард, переворачиваются приготовленные (ишь чего твари удумали, на младенческих простынках!) любовные ложа.

Хозяин пса оглаживает хребетную клавиатуру (ну чисто линия Мажино) долговязой виновницы торжества:

– Надо бы тебя «покласть», ты все таки именинница, но нет, я лучше мешок гречки украду! Где у вас цейхгауз?

Та, которая лидер, взывает к третьему персонажу –некурящему и непьющему (по жизни) и посему обманчиво положительному:

– Грыгорий, вы ж тверезый, зробыть хочь що нэбудь!

К ней, поскуливая, присоединяются остальные:

– Мы усе понимаемо, в нас ризна культура, алэ мы тэж люды!!! Грыня допоможыть!
– А не хер устраивать в детских садах бардальеро! Этих гайдуков уже не остановишь! Лучше готовьте каждому по сиделке и ночному горшку!
– То ж мы готови, та воны нэ хочуть!
– Сами разбирайтесь, а мне пора баиньки –Зевок во всю белозубую пасть – Засим позвольте откланяться, а разочарование в педагогической чистоте (телесной и моральной) компенсирую оставшимися цукерками. В кои веки сынишку побалую!

И, бросив друзей на произвол, растворился в предрассветной мгле. Не отягощая себя версиями домашней «отмазки». Держать перед супружницей отчеты было не в его стиле. Он жил возле Печерского моста, а двадцатиминутная ночная пробежка для спортивно-непьющего сущие пустяки.

Неистовства и потерянный счет «гранчакам» окрасили сиреневый туман багровыми тонами и вскоре отключили оставшихся. Они очнулись поздним утром. Благо было воскресенье и детсад не «фурычил». Собственно их разбудила Сюзанна, своим требовательным лаем напоминающая о законной утренней оправке. Всех нянек, естественно, сдуло еще вчера, но как оказалось не Изольду. «Снайперша» за все вчерашнее реалити шоу глазом не повела (а если и моргала, при такой «наводке» не определишь) и проявив выдержку грифа-стервятника, таки уволокла омертвевшее тело очкарика. Сумела ли что-то из него выклевать, вопрос, но проснулись они в одной люльке (вернее на двух сдвинутых) и у нее был пресыщенный вид. Чего не скажешь о жертве, без очков утратившей ученый вид и затравленно озиравшийся воспаленными десницами.

Прихватив с собой стопку вафельных полотенец (в машине пригодятся) и валявшийся на подоконнике томик Ги де Мопассана (для детишек фривольно будет!), скатились по пожарному выходу. Во дворе стояли лужи в ледяных кромках, но солнце уже предъявляло свои права. Верная автолошадка завелась с пол оборота, а сделавшая свои дела Сюзанна успела мимоходом придавить громадного «щура», искавшего пропитания на детсадовской помойке. В ее жизни всегда было место подвигу.

Читать дальше: Гудок

0 комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии