А.С.Д. в Google News - натисніть Підписатися

2011, часть 3-я


Заметки Антигероя

К предыдущей главе: 2011, часть 2-я

P. S. о том, как «щирый» Ваня Сухенько перестал быть таковым.

Он был скромным худредом в одном из киевских издательств, слыл знатоком украинского этноса, большим почитателем женского пола и молдавского коньяка. Носил очки и шкиперскую бородку. Одним из первых поменял коммунистическое членство на «Рух» и начал в узких алкогольных кругах пропагандировать националистические идеи. Поскольку его, по праву, считали человеком исключительно добрым и отзывчивым, в полемику не вступали.

И вот Ваня (на тот момент Иванко) получает письмо с штемпелем города Льеж. Его отыскала старшая сестренка, с которой полвека назад разлучила война и о которой он, признаться и думать забыл. После тех трагических событий Ваня влачил сиротскую долю в детских домах, а сестра с нагрудным знаком OST пахала на заводах Круппа. Минуточку… автор утрет слезу. На счастье, после крушения третьего рейха, она очутилась в американской военной зоне, что помогло избежать советских лагерей и взять курс nach Westen, а именно на благополучную Бельгию. Благо и жених (коллега по принудительному арбайту) был оттуда.

Хорошо получить нежданную весточку от родного человека…Тем более из заграницы, тем более во время когда подобное родство (отмеченное в анкете) уже не пожизненное клеймо, а достоинство. Тем более не от бедной родственницы, а состоятельной (и что немаловажно, бездетной) фламандской вдовы.

Она обещала прибыть через полгода и отрыдав над каждой строчкой (предварительно влив в себя пол-литра «Белого аиста»), окрыленный Иванко строит грандиозные планы. Сантименты-сантиментами, но давно пора улучшить жилищные условия и честно распределить грядущий валютный куш между детьми.

Искренне желая сделать приятное сестре, готовит сюрприз. Едет в деревеньку под Черниговым (откуда они родом), напрягает обрывки памяти и выкупает (похожую на семейную) заброшенную «хатынку». Видели бы его старания…Меняет соломенную «стрыху», самолично выбеливает, расписывает петушками и петриковскими цветочками мазаные стены, плетет «тын» и украшает его купленной на «Андреевском» керамикой. К приезду, завершая идиллию, зацветут сохранившиеся яблоньки…Старушка проностальгирует и окончательно размякнет.

И вот последняя ревизия, сестра прилетает послезавтра, но почему встречные селяне отводят взор и прячут подленькие ухмылки? Готовь читатель сердечные капли…Соседи не потерпели столь наглого вызова (бачили що уткнув?) и глумления над собственной сиростью, дотла спалив как и «хатынку, так и не распустившиеся деревья. Ваню встретили лишь остывшие головешки, да чудом уцелевший «глечик» возле обугленной изгороди. Воистину: «БЕДА не в том, что у меня кобыла околела, ГОРЕ что у соседа жива осталась!»

Вроде бы репортаж о пьянках «по поводу» завершен, но тут в вечерних новостях мелькают умильные лица градоначальников, открывающих новую станцию метро «Выставочный центр». Это навеивает. Ну как не поделиться впечатлениями о празднестве состоявшемся на его территории пару лет назад. Действе, совместившем дежурный выгул снобов-нуворишей, демократическую «парти» и Валтасаров пир. Подобного масштаба видеть не приходилось.

Сделаем отступление и вспомним, что представлял собой «Выставочный центр» раньше. ВДНХ (выставка достижений народного хозяйства) в годы послевоенных реконструкций, раскинулась на конце городской географии и района с емким определением «Сталинка» [55]. Ландшафтный дизайн, дворцы-павильоны советского неоклассицизма и скульптурные композиции были слизаны с московского варианта «потемкинской деревни» – демонстратора успехов социалистического строя. Если не поленишься и просмотришь кинохронику той эпохи, то возрадуешься яркому солнцу, радужным фонтанным струям и счастливым лицам «совка», поглощающего «ситро» и мороженое-эскимо после посещения павильонов с медалистками-свиноматками и селекционной свеклой.

Все (по крайней мере в твое время) было не совсем так. Главный интерес для посетителей составляли периодические выставки, освещавшие успехи именно проклятого капитализма и на них было не протолкнуться. Если не изменяет память, первой была «Промышленная эстетика США». Там позналось загадочное словечко «дизайн», там раздавали журнал-буклет, там проецировали на стену рекламу «Мустанга-69» и где (если повезет) можно было отведать дурманной Кока- Колы, смывавшей здоровое советское начало.

У автоматов, разливающий пенный напиток-вариант «ходынки» [56]. Счастливцы, пробившиеся к раздаче, смакуя цедят содержимое, но никто не выбрасывает опорожненную тару. Красный, с логотипом компании, картонный стакан бережно уносится домой и на годы становится украшением кухонной полочки. Чрезмерно разгорячившийся народ спешит к пивной с чешским уклоном (а на территории любой ВДНХ ее присутствие обязательно), где охлаждается кружечкой, другой разбавленного «Праздроя» под шпикачку тройной пережарки.

Хоть на этой выставке ты побывал пацаном- несмышленышем, полученных щенячьих восторгов хватило для выбора будущей профессии, ну а следующую экспозицию посетил уже будучи шестнадцатилетним отроком и это был совсем другой коленкор. «Ломбардия» репрезентовала промышленный север Италии и на ней было все, что не могло даже присниться жертве родной плановой экономики. От приятной бытовой мелочевки и сногсшибательной «кишкатуры» [57] до автопродукции концерна FIAT. Стучал чудо-агрегат, клепавший на месте флорентийскую керамическую плитку. Как же задружиться с кем-нибудь из персонала? Ясный перец, с корыстной целью. Ай да задатки у вчерашнего «пионэра»! Сказались школьные прогулы, во время которых, на Софиевской площади, выклянчивал или менял на значки вожделенный «чуингам». Что ни говори, опыт – великое дело и на третий день общения (ты окончательно всех достал) итальянцы выносят (за умеренную цену) баул набитый замечательными вещами.

Дальнейшие посещения уже не ставят коммерческие задачи, да и что взять с американского народного образования или фотоискусства? Ну «отожмешь» на международной выставке стройматериалов парочку заведомо ненужных каталогов, ну «законтачишь» с представителями свободного мира посредством распития полудюжины «Приморского» портвейна, после чего один из них уйдет в заплыв, с разбега плюхнувшись в местный пруд, переполошив поголовье элитных уток. Все это весело лишь на определенном этапе и вскоре интерес к ярмарочным балаганам на ВДНХ поутихнет. В последующем времени избежать шатания (и даже участия) по выставочным центрам не получиться, но это будет совсем другая эпоха.

В нее мы и вернемся, прямо на «бал», задаваемый «козырным» синдикатом киевских рестораторов. На пригласительном флаере с революционными графическими элементами он обозначен как «маевка» и очевидно задуман гламурной пародией на весенние пролетарские пикники. На те, где угнетенный царизмом гегемон вкусно пил водку и занимался садомазохизмом, мусоля труды Маркса-Энгельса.

Без красной дорожки на входе, конечно, не обошлось. Прямо малые Канны! А как еще прикажешь вышагивать «пиплу» публичному? Не по асфальту же! Может, хохмы ради, «прокатить» под гран персону? Прожеванный чесучовый костюмчик и столь же примятая ряшка не помеха, но где взять навыки индюшиного степа?

Читать дальше: 2011, часть 4-я

Примечания:

55. Кстати, киевские старожилы и сегодня именно так именуют Голосеевский район.
56. Ходынская площадь в Москве, где во время коронации Николая II было придавлено немало народу, ломившегося за дармовыми кренделями.
57. «Кишки» – носильные вещи.

0 коментарів

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии